Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Паноптикум подростковых странностей

Попробуем вместе осмыслить факты этой «странной» подростковой жизни

Вячеслав РЕВЗИН

главный детский нарколог Комитета по здравоохранению Администрации Санкт-Петербурга

Беседовал Сергей КАМЕНСКИЙ

Эффект зонтичных брендов


Только тупой не догадается, на какую «минеральную воду» прозрачно намекают создатели рекламных роликов


Почему нам, родителям, учителям, врачам, неустанно твердящим о смертельной опасности наркотиков, подростки не слишком-то верят? А если и верят, то все равно не удерживаются от трагических «опытов»? Что мы делаем неправильно? Вот как ответил на эти вопросы заведующий Центром медицинской профилактики наркологических заболеваний, главный детский нарколог Комитета по здравоохранению Администрации Санкт-Петербурга Вячеслав Ревзин:

В историях болезни наркозависимых со стажем все чаще можно встретить признание о том, как они организовывали своего рода «детский сад» — вербовали группу из детей 6-10 лет, которых использовали для заколачивания денег, добычи наркотиков, различных криминальных действий, обслуживания «хозяина».

Анализ наркологической статистики, проведенный городским организационно-методическим отделом по наркологии за последние 6 лет, показал, что даже учтенная заболеваемость среди несовершеннолетних в Санкт-Петербурге увеличилась в два раза.

Почему и как попадают дети в этот капкан?

К 10 годам любой ребенок многое знает о наркотиках. И в основном о том, как это интересно, а не об опасности, которая ему угрожает. К 13-14 годам у детей формируется устойчивое собственное мнение, начинается период проб — тем еще легкодоступных, что первые порции наркотика «друзья» обычно предлагают бесплатно, а механизм противодействия таким предложениям у подростка не выработан. Ключевой момент — «угостили». Срабатывает механизм подначек и «допуска» в настоящую «взрослую» жизнь. Потом подросток уже сам жаждет встречи, караулит эту компанию, готов унижаться, терпеть обиды и прислуживаться, только бы оказаться среди «своих».

Выманив у родителей под благовидным предлогом деньги (например, на подарок к дню рождения другу), подростки отправляются караулить тех, кто обещал «достать». Очень скоро этих денег становится мало. На смену приходит новая система расчетов -долг. Вот с этого момента и начинается школа большой лжи. Сначала используется ряд простейших форм манипулирования, направленных на то, чтобы выманить у родных деньги на наркотики, не прибегая к воровству.

Если срабатывают манипуляции самые примитивные, значит, родители не готовы им противостоять? Что же это за приемчики?

«Шантаж»: подростки рассказывают близким о том, что кто-то из друзей заболел, кому-то грозит тюрьма и чтобы помочь, срочно нужны деньги. Самый любимый прием — рассказ о долгах и угрозах для жизни. Иногда хитрецу удается добиться результата просто не разговаривая с родителями, лежа на диване с трагическим выражением лица. «Игра на понижение» — тактика такова: «Мне срочно нужны сто долларов... Ну, не можете столько, дайте хоть сто рублей». И родители без расспросов расстаются с малой суммой. «Разделяй и властвуй» — это когда истории с целью получения денег подразделяются на отдельные истории для пап и истории для мам. Тронутые «доверием» ребенка, мама и папа не рассказывают друг другу о выболтанных им тайнах и о выданных ему суммах. Но рано или поздно дело доходит до воровства. Воровать обычно начинают у родителей, затем у всех подряд. На очереди попрошайничество, аферы, детская проституция.

Где подростки добывают наркотики?

Места приобретения наркотиков широко известны в подростковой среде. По данным Центра социологических исследований Министерства образования и науки России, образовательные учреждения занимают одну из первых строк среди этих мест, но педагогические коллективы и по сей день проявляют поразительное спокойствие и уверенность, что продажа наркотиков происходит где угодно, но только не в школе. Педагоги традиционно обвиняют правоохранительные органы и врачей в малой эффективности их работы. Между тем всем давно известно, что наркотики поселяются там, где скука, формализм, равнодушие. Теряя поддержку и понимание со стороны семьи и школы, ребенок становится всецело зависим от «моды» и своей компании.

Какой вам видится самая оптимальная антинаркотическая профилактика среди детей и подростков? Чего не хватает сегодня такой работе?

Профилактический подход, основанный на запугивании, привел к прямо противоположным результатам. Ни смертью, ни тюрьмой ребенка 10-13 лет страшить бессмысленно. В этом возрасте все они считают себя бессмертными и неуязвимыми. А вот объяснение, что употребляя наркотики, он не сможет заниматься любимым делом, играть в хоккей, футбол, может оказать влияние посерьезнее. Позитивная антинаркотическая профилактика, когда гордость за собственную независимость, в том числе и химическую, вырастает из осознания ценности здоровья и собственной жизни, куда мудрее.

Тусовка заменила коллектив. А стихийным группировкам, как известно, может противостоять только другой, хорошо организованный и дружный коллектив. Но именно коллективов и нет в современной школе, а педагоги любую попытку ребенка отстоять собственное мнение воспринимают как вызов авторитету преподавателя. С точки зрения наркологического благополучия главная задача -воспитать уважающую себя личность, так как только такая личность обладает способностью сказать «нет». Не ругайте и не наказывайте ребенка за то, что он отстаивает свое мнение. Важно научить его говорить «нет» всему, с чем он не согласен, и в первую очередь — наркотикам.

Концепция комплексной активной профилактики и реабилитации (КАПР), утвержденная Министерством образования и науки России, предусматривает не только выявление наркозависимых в образовательной среде, но и мероприятия по предупреждению дальнейших рецидивов. На деле же школы боятся наркозависимых, как зачумленных, и под любым предлогом пытаются избавиться от таких учеников. Родители и несчастный заблудший ребенок остаются наедине со своей бедой.

Наркомания — очень опасная и трудно поддающаяся лечению болезнь. Родители, почувствовав странности в поведении ребенка, должны немедленно обратиться к детскому психиатру-наркологу.

Но ведь переходный возраст недаром считается очень трудным. Странностей в поведении подростка и без наркотиков хватает. Что именно должно насторожить родителей?

Подозрение должно вызвать резкое изменение в поведении, перепады настроения, внезапно пробудившийся интерес к химии или ботанике, появление новых друзей, которых подросток не настроен приводить домой, причем прежние друзья, которых вы хорошо знали, исчезают. Тревожны и просьбы о деньгах неизвестно на что, внезапные сообщения о долгах. Есть и более весомые признаки: отказ обнажиться или надеть рубашку с коротким рукавом, резкая потеря веса, следы инъекций, исчезновение из дома вещей, денег, появление в доме закопченных ложек, трубок.

Оказывают ли на подростка вредное влияние телепросмотры?

Конечно. Влияние рекламы на формирование зависимого поведения более чем очевидно. Как инструмент современной экономики, реклама стремится сформировать самое необходимое и ценное для рынка — потребительское поведение человека. Ожидаемый результат действия рекламы — создание потенциально неистощимого потребителя. В идеале таким потребителем и является наркозависимый. Судите сами: эфирный двойник, которому стремятся подражать зрители, намертво привязывается к выбранному продукту (товару), испытывает эйфорию от приема, ждет от него немедленных эффектов, потребляет в нарастающем количестве и доказывает себе и окружающим, почему он это делает, несмотря на очевидно негативные стороны. Сила воздействия увеличивается многократно в случае рекламирования «легальных наркотиков»: пива, алкогольных напитков, табака.

Согласно Федеральному закону «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», принятому Государственной думой второго созыва, пиво, например, не является алкогольным напитком. Поэтому в отношении пива и его рекламы до самого последнего времени соответствующие меры по ограничению распространения не применялись, да и вновь утвержденные ограничения не искоренят зла. Подросткам с пивными бутылками, заполонившим улицы города, пора ставить диагноз алкогольной зависимости.

Разве глоток пива для юноши постарше такая уж беда?

Никто и не воспринимает ее всерьез. Но первая же проба алкоголя, даже пива, — это первая попытка разрушить табу на изменение своего состояния химическим путем, первая проба жизни с химическими переживаниями. В период наркоманической эпидемии первая проба алкоголя приобретает как бы новый наркологический смысл — становится трамплином к более тяжким наркотическим экспериментам. Надежды переключить внимание молодежи от употребления крепких алкогольных напитков к напиткам с малым содержанием алкоголя (пива, вина, джинов-тоников, энергетических напитков) не оправдались. Подростки пьют и то и другое.

Мы привили детям ощущение приемлемости опьянять и одурманивать себя. Вот что мы натворили. Несмотря на фактический законодательный запрет рекламирования алкогольной продукции (напитков с содержанием этанола более 13% объема), рекламно-водочная индустрия активно использует эффект зонтичных брендов: под видом минеральной воды, которую никто никогда не видел, с телеэкранов и городских рекламных стендов льется обильный поток известной символики и марок («Гжелка», «Флагман», «Матрица», «Бостон», «Русский стандарт», «Гарантъ» и другие). Только слабоумный не догадается, на какую «минеральную воду» прозрачно намекают создатели этих рекламных роликов и плакатов.

Еще об одном аспекте проблемы почему-то вообще не говорят. Защиты требуют те молодые люди, которые зависимы от алкоголя и наркотиков, но воздерживаются от их употребления и вместе с родителями ведут нелегкую борьбу за свою трезвость. И таких за десять лет существования общества в условиях наркоманической эпидемии накопилось немало. Целое поколение выживших. Они особенно нуждаются в защите от рекламной агрессии, так как слабы перед лицом любой провокации.

Какие меры следует принять в первую очередь? И что мешает их воплощению?

В законодательство, регулирующее рекламу и оборот алкогольной продукции, пива, табачных изделий, была заложена идея, до сих пор не получившая реализации. Это идея создания вокруг детских, учебных, медицинских, спортивных, культурных учреждений, мест массового скопления людей (вокзалы, аэропорты, стадионы, концертные залы) «санитарных зон», в пределах которых действовал бы запрет на распространение алкоголя, табака и их рекламы. Создание таких «санитарных зон» и определение их размеров находится в ведении советов муниципальных округов. Их в Санкт-Петербурге более ста, и что толку?

Повышение эффективности работы правоохранительных структур, рост информированности и антинаркотических настроений в молодежной среде заставляют наркоторговцев отказаться от прямолинейной тактики. Речь идет о скрытой наркорекламе в сюжетах о лекарственных препаратах, используемых при кашле (препараты, содержащие кодеин), при простудных заболеваниях (препараты, содержащие психостимуляторы). Эти препараты активно используются наркозависимыми как альтернатива обращению к врачу для борьбы с наркотическим голодом, когда уличный наркотик становится недоступен. Если безрецептурную продажу данных препаратов подросткам Комитету по здравоохранению Санкт-Петербурга и удалось прекратить (хотя бы в аптеках с государственной формой собственности), то для борьбы с безудержным распространением энергетических напитков и их рекламой («Red Bull», «Adrenaline Rush», «Batterry», «Jaguar alko+enegy», «Red Devil», «Absenter», содержащих вещества, обладающие стимулирующим и галлюциногенным эффектом до 19%) полномочий медиков явно маловато.

Сознанием нынешнего молодого поколения продолжают овладевать мифы о существовании «легких наркотиков», употребление которых практически «безвредно», если оно происходит время от времени, несистематически. В этой глупости виновато неистребимое желание найти средство, которое бы сохранило старые свойства «химического счастья и покоя», но приобрело бы новое качество: не приводило к столь плачевным последствиям. Надо ли повторять, что подобный компромисс — утопия. И все-таки в заинтересованных кругах продолжает использоваться сказка о «легких наркотиках». Что это как не обходной маневр?

В самом деле, сегодня каждый пацан знает, что наркотики принимать смертельно опасно. Но «заботливые» представители наркосообщества предложили подростку выход — «легкие наркотики». Для начала...


У вас есть вопросы?
Звоните и пишите нам в Центр медицинской профилактики наркологических заболеваний.
Санкт-Петербург, ул. Садовая, 89.
Телефоны: (812) 110-85-34, 110-85-39


Газета «Первое сентября», 11.09.2004


Для печати   |     |   Обсудить на форуме

  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100