Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ
Паноптикум подростковых странностейПаноптикум подростковых странностей

"ПАНОПТИКУМ (лат.) - собрание разнообразных необычайных предметов, причудливых живых существ..."; (Энциклопедический словарь)

"Дети испортились"; - говорят педагоги. "Я не узнаю своего ребенка"; - вторят им родители. Ленивый, вспыльчивый, наглый, задира, не уважает старших, сам себе на уме... - такими и многими другими характеристиками награждают взрослые своих доселе милых и отзывчивых учеников.

Да, ребята становятся странными, - говорим мы, или просто, может быть, другими, нам не всегда понятными. У них появляется своя собственная жизнь, новая жизнь нового поколения, не всегда доступная пониманию взрослых.

В нашей рубрике "Паноптикум подростковых странностей"; мы будем представлять и пытаться осмысливать факты их "странной"; жизни.



Елена Викторовна ЛИТВЯК,
Москва

журналист, педагог, писатель. Преподает в православной школе, о которой рассказывает в "Книге о маленькой школе", выпущенной Агентством образовательного сотрудничества в 2003г.

Странник, искатель приключений, исследователь, пилигрим

Ребенок, особенно маленький, странник, путешественник по определению. Все дороги ведут неизвестно куда, культура окружающих взрослых для него - неизвестное наречие. Любое образовательное усилие ребенка, усилие по саморазвитию - шаги путешественника по неизвестной территории. Встреча с природой, человеком, который может перевернуть твою жизнь, культурой, которую надо освоить, чтобы жить достойно. Великая неизвестность, тайна, причастность которой, жизнь по законам которой - свойство детского возраста.

А что, собственно, считается путешествием у самих детей? Как развивается образ путешественника, образ настоящей, заманчивой дороги с ростом ребенка? Как вообще дети выстраивают взаимоотношения с окружающим их ландшафтом - природным и культурным?

Воспитание расстоянием (взаимоотношения ребенка с пространством)

...Пространство детства существует совершенно параллельно со взрослым миром, имея свои собственные физические законы. Вопреки запретам и предостережениям, дети совершают бесконечные перемещения, как бы существуя одновременно в нескольких реальностях. Пространство расширяется и сжимается, множится. Вряд ли стоит говорить о совершенной реальности всех тех мест жизни детской души, где происходят игры с построением собственного пространства, начиная от простейших "домиков" до создания в воображении целых государств и народов.

"Поедем в воскресенье в Африку!" - говорит пятилетний внук бабушке. Для него это абсолютно реальная возможность, хотя он прекрасно осведомлен о необходимости покупки билетов на самолет. Пространство дошкольного детства - дом, двор - и Африка, и все миры книжек и мультиков. Пространство школьного детства - двор, школа, квартал, книжные и киномиры, места летних приключений, те же самые точки в жизни лучшего друга. На пороге отрочества, около десяти лет, происходит новый существенно важный скачок во взаимоотношениях с пространством - первый обмен воспоминаниями с друзьями и главное, обмен территориями жизни, законсервированными в воспоминаниях, и их присвоение как своих. Недаром с этого момента начинается систематическое преподавание географии и истории в школе - ребенок по своим внутренним мотивам готов к полноценному присвоению миров, существующих лишь на картинках или в воображении, тех мест, где он вряд ли когда-либо окажется в действительности. С этого момента начинается для бывшего ребенка, теперь подростка, настоящее вхождение в большую культуру, когда его личное пространство может совпасть с пространством национальной и общечеловеческой Культуры.

Первые путешествия в детстве - выход за грань обитаемого мира, как в сказках, где за родным забором начинается неведомый страшный лес, опасность, может быть, даже смерть. Путешествие как опыт открытости смерти - серьезный опыт для маленького ребенка! А вся тяга к неизвестным приключениям только и держится, что на вере в бессмертие. С тобой ничего по-настоящему не может случиться. Смерть - это не предел, а дверь, чтобы идти дальше. Потому и терпит человек трудности в дороге с достоинством, и делится последним, и других спасает на самом краю, что знает (или чувствует хотя бы) что он бессмертен. Если бы по-другому, тогда - зачем?

"Дальние страны" и "необитаемый остров" - классические игры-переживания на границе младшего школьного и подросткового возраста. Особенно актуальные, когда ребенок уже осознал (благодаря ежедневному хождению в школу и пропаданию там чуть ли не на весь день) свою отделенность от родителей. Может быть, этот "сквозняк" в теплом детском мирке и вынуждает ребенка искать игры, требующие мужества и находчивости? Проиграть страх одиночества, чтобы превратить его в способность не поддаваться обстоятельствам. Ребенок, подросток получает опыт принятия одиночества и жизни малой группой как феноменов культуры, такой же важный, как опыт карманных денег или дворовой иерархии. Возможно, из того же ряда - чтение запоем приключенческих книг в 11-12 лет, когда волны Атлантического океана вполне реально ударяют в дверь собственной детской. Слоны, тигры и индейцы со скальпами - спутники удавшегося детства. Красивые, нестрашные опасности. Что здесь от культурной заданности мира взрослых посредством книжек и уроков, а что - исконный, детский порыв? Куда? К Другому, принципиально другому, нежели я сам. Вот это - Путешествие.

Путешествие - это всегда "я уже большой", "я сам", маленькие, беспомощные не путешествуют. Хотя, конечно, в современных условиях многие активные родители путешествуют чуть ли не с восьмимесячными младенцами. Но это совсем другой случай. Путешествия с родителями - верх удовольствия для ребенка, потому что есть возможность удовлетворить сразу все базовые желания развивающегося человека. В дороге меньше строгости в ежедневных "режимных моментах", связанных со сном и питанием, и всегда есть ощущение постоянной защиты и надежности при постоянной же смене ярких впечатлений. А путешествия без родителей предстают перед ребенком как мифическое Испытание, вариант инициации древних культур для преодоления страха и одиночества. На грани младшего подросткового возраста (девять - одиннадцать лет) ребенок осваивает пространство, уже осознанно затрачивая физические и духовные силы. Слова "вытерпел", "не испугался", "помогли", "поделились" становятся своеобразными знаками - нравственными ориентирами хорошего путешествия. Особенную ценность составляют те эпизоды странствий, которые связаны с настоящим экзистенциальным ужасом потерянности в мире, который, вроде бы уже знакомый, вдруг оборачивается к внезапно потерявшемуся ребенку вместо привлекательного лица черной дырой неизвестности.

Истории из серии "Как мы заблудились" есть в арсенале памяти многих детей. Но существенная разница возникает в представлении о мире и самом себе, когда тебя, как маленького, нашли и спасли, или когда ты, как взрослый, выпутался сам, да еще и другого спас. И соответственно места, где он уже не может заблудиться, перемещаются для ребенка в категорию "своих", понятных, не страшных, свидетельствовавших, к тому же о проявленном мужестве и находчивости, о том, что побывавший здесь стал старше, мудрее, лучше. Дорога, даже длиной в один день, это всегда пространство для Поступка. Человек на дороге открывается таким, какой он есть. Может быть, оттого подростки так любят путешествовать все равно куда, хоть на электричке прокатиться, - потому что это возможность проверить своих друзей - настоящие ли они или только так? И, конечно, проверить себя - что я сделаю в разных ситуациях?

В путешествии с огромной скоростью развивается язык ребенка - выразитель его мысли. Новые впечатления прямо-таки зовут самого молчаливого к бесконечному вопрошанию собеседника, потоки сбивчивой, перескакивающей с одного на другое детской речи низвергаются в этом случае на терпеливого слушателя. А если такового слушателя рядом нет - уже умеющий писать человек доверится бумаге (сам или кто подскажет). Из этих первых "путевых дневников", писем домой складываются впоследствии личные дневники. Отдельная статья - дорожные воспоминания в компании. Такие разговоры настолько значительны, что иногда кажется, что многие дорожные сумасбродства совершаются лишь потому, что рассказ должен получиться красочным. Чтобы слушали, раскрыв рот.

Детские коллективные блуждания по близлежащим окрестностям для освоения-присвоения нового пространства начинаются в эпоху развивающегося детского письменного языка. Невозможно, чтобы это было случайное совпадение. Традиция ведения путевых дневников также прочно связывает с фактом путешествия именно письменную речь. Язык развивается как потребность человеческой души выйти за рамки тела, соприкоснуться через речь с душой другого человека, поделиться с ним собой и принять его. Уже давно умея делать это при помощи устной речи, теперь, в принципе, ребенок умеет делать это и в письменной. Обживание своего дома, жизнь, питающаяся домашними ценностями, хронологически совпадает с разговором в качестве ведущей формы общения. Время начала самостоятельного осмысленного письма - простейших записей "о том, что со мной было" - совпадает с первыми серьезными, длительными вылазками за пределы двора, квартала. В такие путешествия не берут кого попало, приятелей вообще, а только самых надежных, с которыми сроднились душой. Полагая, подобно древним, что душа скрыта в дыхании и крови, ребята младшего подросткового возраста часто именно в таких путешествиях становятся, говоря детским языком, "друзьями до гроба". Бывает, что такие совместные исследования пространства сопровождаются выкуриванием одной общей на всех "трубки" или даже смешиванием крови из надрезанных или проколотых пальцев в знак вечной дружбы.

Дорога дает ребенку опыт переезда, перемещения, устройства новой жизни на новом месте. В том числе и обустройство собственного внутреннего мира в изменившихся внешних условиях. "Сборы в дорогу" - нешуточный ритуал, продолжение испытаний-инициаций. Мудрые воспитатели и родители не оставляют на первых порах ребенка с этим процессом один на один, но и не делают все за него, укладывая нужные вещи по заранее составленному ими списку. Вместе решают, что, зачем и сколько нужно взять, а потом, показав первоначально, как это делается, предоставляют ребенку возможность самому уложить вещи. При всей кажущейся простоте это действительно важно. Мы чистим зубы и застегиваем пуговицы автоматически, не задумываясь над тем, что совершаем культурный акт. То же мы проделываем, складывая чемодан перед отъездом. А для ребенка - это непростой урок принадлежности к той цивилизации, в которой он растет, урок культуры под названием "что и зачем я беру с собой, уходя из дома надолго". Эти сборы в дорогу представляются первым настоящим самостоятельным вычленением жизненных ценностей человека. Из-за малости места в багаже берешь только действительно важное - для тела и для души. Отъезд в неизвестное место часто переживается как отрыв от родного дома неизвестно насколько. "Вернусь ли вообще?" - думают некоторые дети, несмотря на верную дату обратного билета. И кладут в свой багаж домашние вещи, к которым накрепко привязана их душа - игрушки, книжку, какую-нибудь безделушку. Чтобы было что подержать в руках, когда там, на той, неизвестной стороне, будет плохо. Что они берут с собой, уезжая на месяц на дачу, в больницу, в другой город, другую страну? Детский рюкзачок - подлинный индикатор душевного состояния ребенка. И обязательная палка в руках мальчишки как знак уверенного, безопасного путешествия.

Дети всегда с огромным, нарастающим как снежный ком нетерпением ждут предстоящую дорогу - почти бессонная ночь, с частыми вскакиваниями во тьме - не проспать бы, слабо контролируемое подпрыгивание на месте от распирающего восторга и полная неспособность рассказать об этом словами, одни междометия. Душа словно приподнимается над известной, исхоженной, пережитой землей. Расти вроде некуда. Хочется перелиться в другое пространство. Беспокойство, внутренний зуд, жажда движения к неизвестному, желание ветра, который подхватит, понесет и наполнит. Состояние, близкое к вдохновению. Радость жизни, открытость ей каждой клеточки детского существа. Вдохновение - вдох - дыхание - жизнь.

В эти мгновения предвкушения совершается огромная работа фантазии - все, что когда-либо было услышано или прочитано самостоятельно о местах, которые ждут прикосновения его ступни, выплывает из запасников памяти ребенка. В сознании выстраивается образ места - небо, деревья, собаки, люди. Часто придумываются будущие друзья и возможные с ними игры. Радость и страх одновременно наполняют это фантастическое пространство - а вдруг все окажется не так? И никакие хрестоматии по родной словесности ничего не могут сделать с ребенком, никак не привьют ему чувство родной земли, пока он эту землю сам не покинет. Наши-то замечательные классики создавали свои тексты, имея за плечами этот опыт странствия-возвращения.

Приезд домой - как подведение невидимой черты - вот еще часть жизни прожита, еще вырос. У ребенка, подростка прибавляется уверенность в собственных силах (особенно, если приключения были весьма значительны и благополучно закончились), четче обозначились в сознании важные и неважные вещи этого мира. Он понимает, за что готов драться, а на что не стоит обращать внимание. Радуется приобретенной способности ориентироваться в пространстве, терпеть усталость, боль, отсутствие комфорта. Чувствует себя богачом, имея нескольких новых друзей и трофеи, оставшиеся от лета. Если все так - стремление идти по дороге, "делая себя" при помощи неизведанного пространства, усиливается еще больше. Желание путешествовать по реальному, а не виртуальному миру домашнего компьютера, будет во многом определять образ его жизни в отрочестве и, особенно, в юности. И, став взрослым, он обязательно проведет по этим тропам своих детей.

Место Встречи (позиция взрослого в образовательном путешествии)

Итак, рассматривая детские способы взаимодействия с пространством на разных возрастных этапах, мы видели, что в принципе, любое путешествие куда-либо (и не обязательно далеко) в потенциале может стать образовательным, способствующим становлению, изменению человека. Однако случайных обстоятельств мало для того, чтобы осуществить образовательную ситуацию во всей полноте. Эмоциональное восприятие ребенком новизны, трудности, опасности дороги - лишь первый шаг, который он сможет сделать сам, без участия взрослого. Это, так сказать, сфера действий в зоне его "актуального развития" (понятие введено в научный оборот в начале двадцатых годов прошлого столетия Л.С. Выготским, специально занимавшимся вопросами педагогической психологии). Однако любое действие продлевается и в "зоне ближайшего развития". С помощью взрослого ребенок осваивает новые навыки и понятия, приобретает новый опыт, которым потом сможет пользоваться самостоятельно. Собственно, учителем ставятся познавательные, психологические, духовные задачи путешествия, обеспечивающие внутренний рост ребенка. Поговорим сейчас о педагогическом смысле и возможностях путешествий разных типов для всестороннего развития ребенка, для укрепления его тела, души и духа.

Путешествие - идеальная форма для осуществления Великой Встречи - встречи маленького ребенка, с его многообразными и часто мимолетными интересами, и взрослой культурой, которую ему необходимо освоить. В программе учебных мероприятий любой хорошей школы должно быть известное количество экскурсий как яркий, запоминающийся довесок к сухой школьной премудрости. Это воспринимается как продолжение лучших традиций образования. Издавна отправлялись молодые люди в путь, чтобы учиться. Кочевали по дорогам средневековой Европы школяры-ваганты, переходя из университета в университет. Брели по Смоленской дороге русские паломники и калики перехожие, пели духовные стихи, поучая Божественной мудрости. Молодые дворяне века Екатерины и Александра заканчивали свое образование за границей. Битники, а потом хиппи пересекали Америку в поисках свободы и смысла... Именно на дороге встречались интересные люди, сталкивались и переплетались обычаи и привычки. Здесь молодой человек учился всему самому главному: вниманию, сопереживанию, решительности, терпению, общению, жизни. Важность путешествий для настоящего образования, собирания человеком своей личности признавалась безусловно. А потом как-то незаметно путешествие превратилось в развлечение, оставшись самоценным лишь для сознательных туристов, геологов и людей прочих бродячих профессий.

Но как же дух авантюры, неизвестности, труда поиска, такой важный для большинства растущих людей? Вероятно, его должны удовлетворять экскурсии вкупе с красочными географическими энциклопедиями, журналами и компакт-дисками. Но как мало школьных экскурсий оказываются запомнившимися, полезными и, что особенно важно, пережитыми, прочувствованными! И дело тут не в том, что экскурсовод что-то не то или не так рассказал, дело в самой идее. Экскурсия - мероприятие для взрослых, которые уже привыкли экономить время и силы, если есть такая возможность. Зачем что-то узнавать самому, когда есть квалифицированный специалист, которого терпеливо послушал и все понятно? А дети "устроены" по-другому, им необходимо все узнавать через собственное действие, и подобная экскурсия для них - тот же школьный урок, только в другом здании или на свежем воздухе. Смена декораций, не имеющая принципиального значения. Поэтому многие ребята предпочитают во время экскурсий болтать с одноклассниками, привычно отключившись через несколько минут от информационного потока, который не воспринимается лично значимым.

И совсем другое дело - дети, вернувшиеся после летних каникул. Откуда столько новой информации в головах, откуда серьезность и независимость? Оттуда, из школы лета, школы дорог и приключений, где нет ничего общего со скукой, "обязаловкой", страхом (он, этот самый страх, летом другой породы - не страх наказания или неуспеха, а холодок риска и авантюры, который жизненно необходим любому нормальному ребенку для роста). В эти три таких всегда коротких месяца путешествие и эксперимент - главные двигатели детской жизни. Не зря самые яркие эпизоды в детских рассказах о каникулах - об исследовании пещер, заброшенного старого дома, необыкновенно холодного озерца, на которое набрели случайно в незнакомом лесу. Самое удивительное, что взрослые признают и даже поддерживают необходимость такой жизни летом. Это называется - "отдых перед новым учебным годом". Но редкие единицы учителей признают ребячьи похождения педагогически ценными и тем более строят на них, хотя бы отчасти, образовательную программу.

В книге "Секретный мир детей..." известного петербургского психолога Марии Осориной есть глава "Поездки без взрослых: новые возможности", где специально исследуется потребность младших подростков в путешествиях как способе узнать нечто новое о мире и о себе. Она считает, что даже просто перемещаясь по родному городу на общественном транспорте, дети приобретают бесценный и жизненно важный образовательный опыт - учатся взаимодействовать с другими людьми, не ущемляя их интересов и защищая собственные, учатся ориентироваться в незнакомом пространстве, опознавая его по характерным объектам, да и просто расширяют сферу освоенной, своей земли. Гуляя по городу в одиночку или с друзьями, ребенок, подросток, освоив сначала его инфраструктуру, обращает потом внимание и на городскую архитектуру, историю, прогулки приобретают характер исследовательских экспедиций.

Таким образом, можно с уверенностью признать три ведущих детских мотива путешествий - открытие новых мест и внутреннее присвоение их себе, открытие разных типов взаимоотношений между людьми и выбор некоторых как своих, исследование самого себя как изменяющегося субъекта. Соответственно, и перед педагогом встает целый ряд задач. Во-первых, открыть ребенку возможности созерцания как способа познания мира, артикулировать его часто беспомощные попытки передать свое эмоциональное состояние, возникшее в том или другом месте. Во-вторых, создать условия, в которых ребенок выберет стиль отношений к человеку, основанный на помощи и уважении, как свой, желанный, радостный. В-третьих, научить ребенка фиксировать свои ощущения, воспоминания, переживания, вообще все, с чем он сталкивается в дороге, открыть ему путь к самопознанию. Наиболее характерными в этой связи представляются три типа путешествий: испытание (как правило, поход с ночевкой), экспедиция в новые земли (это может быть поездка, экскурсия, в том числе - и в ближайший музей, ибо все поле культуры для ребенка - неизведанная земля), паломничество к святым местам. В них ребенок играет разные, соответствующие общей задаче роли - странник, искатель приключений, исследователь, пилигрим.

Путешествие-испытание глубже всего укоренено в детской натуре, подготовлено сказками, слышанными в младшем возрасте, где мотив опасного неизвестного пространства за домом, мотив дороги, требующей выбора и ответственности за него, мотив испытания-инициации, делающего человека взрослым - основные. Две другие формы обусловлены развитием человеческой культуры, причем паломничество по своей сути старше и глубиннее идеи исследования новых территорий с научными или социальными целями. Следовательно, в качестве рабочей гипотезы для будущих исследований можно предположить именно такую последовательность путешествий для детей разных возрастов: испытание - исследование - паломничество. Причем первая форма реализуется преимущественно в детстве (до 11-12 лет), в то время как исследовательская и социальная функция путешествий становится особенно важной в подростковом и юношеском возрасте.

Путешествие-испытание

Главная цель такого путешествия - помочь ребенку обрести истинный образ своего "Я", как бы увидеть себя со стороны, научиться различать в себе хорошее и дурное, посмотреть "новыми глазами" на своих друзей, проверить и подтвердить старую дружбу и может быть, найти новую. Не менее важные цели - сохранить (а то и возродить) имевшиеся в младшем возрасте навыки взаимодействия с неизвестным пространством. Некоторые дети в таких путешествиях как бы заново учатся осваивать новое место не только при помощи ног и глаз, но и вчувствоваться, внюхиваться, ощупывать, сравнивать, запоминать, действовать (эти навыки абсолютно необходимы и в путешествиях других типов, описанных ниже). Маршрут такого пути может быть далеким и намеренно трудным, а может и заканчиваться за несколько километров от дома. Здесь главное - совместное участие детей и взрослых на всех этапах испытания - разработки маршрута, подготовки к нему, собственно самого путешествия.

Правда, отметим сразу педагогическую целесообразность сохранения некоторых аспектов дороги в тайне. Как и положено в настоящем испытании, вокруг него должен быть ореол неизвестности и опасности. Оно ни в коем случае не должно быть облегченно-прогулочным, когда детям предоставляется возможность побыть на природе, а взрослые берут на себя большую часть забот. Иначе всякий образовательный смысл пути автоматически уничтожается. Все участники испытания должны нести предельно допустимые для возраста нагрузки, иметь собственные обязанности. Тогда даже дорога в несколько десятков километров может оказаться настоящей инициацией для подростка, когда проверяется крепость его тела и духа, его социального развития, ответственности, человечности. А он сам с удивлением обнаруживает свою близость к людям, свою нужность им.

Путешествие - исследование

Если путешествие-испытание наиболее привлекательно для подростков, соответствует их возрастным потребностям в риске, опасностях и приключениях, то путешествия -исследования - это оптимальная форма построения для них учебного процесса. Учеников 11-15 лет уже не удовлетворяет академический стиль начальной школы, но у них нет и мотивации к серьезным ученым занятиям, как у старшеклассников. Путешествия-экспедиции - наиболее приемлемый образ учения в подростковой школе. На этом поле пересекаются интересы учеников, нуждающихся в это время в активной, практической школе, и учителей, которым необходимо, чтобы ребята постепенно присваивали культурные ценности человечества. И здесь чрезвычайно важно, чтобы все, что будет делаться, делалось абсолютно серьезно, без скидок на возраст и неподготовленность. Четкие экспедиционные цели, задачи, задания, формы и сроки отчетности абсолютно необходимы, тем основательнее будут мотивы что-либо изучать. В современной педагогической практике накоплено достаточно опыта работы с детьми в условиях археологических, фольклорных и этнографических экспедиций университетов, помощи заповедникам и национальным паркам. Факты говорят об одном - работа подростков наравне с настоящими учеными дает огромный образовательный эффект, повышает их самооценку, мотивацию к дальнейшему учению (как правило, значительный процент юных участников взрослых экспедиций поступает затем в высшие учебные заведения по специальности, с которой впервые столкнулись в отрочестве).

Путешествие-паломничество

Паломничество - путешествие совсем другого рода. Физические нагрузки, ответственность, сообразительность, дружелюбие также необходимы, но они словно бы отступают на задний план. Главное в этом случае - суметь открыться тому, о чем почти невозможно сказать словами. Но по-прежнему чрезвычайно важно, чтобы дорога паломника была длинной, чтобы, по возможности, он проделал ее собственными ногами, потрудился телом и душой, прежде чем "зачерпнуть благодати" в святом месте. Необходимо минимально пользоваться современными видами транспорта, сокращающими время на размышления. А паломнику как раз необходимо это время - чтобы побыть наедине с собой, подготовиться к Встрече. Как сказал один тринадцатилетний мальчик: " Мы идем в паломничество для того, чтобы вдохновиться на жизнь для Бога, чтобы стараться жить, как святые жили." Опыт прикосновения к святыне, пребывание в святом месте, где жизнь течет по заповедям Божьим - это новый опыт, который невозможно приобрести нигде больше. Это опыт соприкосновения с вершинами духа, которых может достигнуть человек, если захочет. И ребенок, поставленный лицом к лицу с этим новым опытом, получает шанс его осуществить в своей жизни, захотеть вырасти в ту полноту, которая возможна человеку с помощью Божьей. Паломничество - сложный, серьезный труд души, в котором участвуют эмоции и разум. Поэтому существенными они могут оказаться для подростка, начиная лет с одиннадцати, если он уже начал задумываться о своем месте в мире, о своем пути жизни. Особенную, непреходящую ценность такие паломничества имеют для молодых людей 15-17 лет, выросших в Церкви и ставших христианами по собственному сознательному выбору. Для них Суздаль, Ростов Великий, Кириллов, Оптина пустынь, Соловки - не только очаги национальной культуры и памятники зодчества, а прежде всего - духовные центры, где можно искать ответы на все самые главные вопросы человеческой жизни.

Однако, заметим в заключение, что большинство образовательных путешествий не имеет четких границ единственной формы, а сочетает в себе все, делая переживание ребенком дороги более объемным, цельным, обогащая отношения в детской группе, отношения между учителями и учениками, продвигая каждого из них вперед по дороге жизни.




Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Сколько дней в обычном году?
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100