Технология альтруизма
Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Александр Суворов
доктор психологических наук

Обесчеловеченность общения

Человечество до тех пор не имеет права именоваться «разумной формой жизни», пока не выработает действительно разумную форму социальной организации. В социальных джунглях разумного так же мало, как и в обычных тропических. Если не меньше. В обычных джунглях царит неразумие, в социальных — безумие. Вот, пожалуй, и вся разница.

В российских социальных джунглях, в условиях системного кризиса, вызванного разного рода хищниками, окончательно взбесившимися от «демократической» (точнее бы назвать — анархической) вседозволенности, множество людей потеряло смысл жизни и, следовательно, перестало жить. Ибо не всякое существование — жизнь, а только осмысленное. Нет смысла — нет жизни, а есть прозябание. Смысл же определяется перспективой: для кого и чем, какими ценностями жить. А перспектива зависит от степени разумности социальной организации, от того, в какой мере эта организация ориентируется на решение проблем отдельных своих членов, на обретение ими достоинства, качества разумных существ.

И на Западе, и в России психологи и психотерапевты на все лады убеждают свою клиентуру: «От самого человека зависит организация его счастливой жизни и формирование собственного здоровья» (Е.Н.Сухарева; статья на компакт-диске «Библиотека в кармане», вып. II; процитированный тезис — в заголовке статьи). Это правильно, — постольку, поскольку социальная организация позволяет индивиду быть субъектом собственной жизни, хозяином своей судьбы. Но в условиях российских социальных джунглей, особенно с 1992 года, безответственное повторение этого тезиса оборачивается форменным издевательством, насмешкой над людьми.

Не бывает так, чтобы всё, на все сто процентов, зависело от одного индивида, а от общества, государства, от окружающих людей — совсем ничего. Позиция «ничего от меня не зависит» — это чисто потребительская позиция, предполагающая тотальное обслуживание, принципиальный отказ от каких бы то ни было личных усилий по осознанию и решению своих проблем. Позиция «всё зависит только от тебя, и ни от кого больше» — это принципиальный отказ в какой бы то ни было помощи и поддержке: «Сам выкручивайся!» Но не всегда можно выкрутиться в одиночку. А когда подобную позицию занимает психолог или психотерапевт, фактически получается профессиональная самодисквалификация. Ибо какой же тогда смысл в его профессиональной деятельности? Убедить человека, что никому до него дела нет, — в этом разве смысл (цель) психологической помощи?

Анархия межличностного общения — это частный случай всеобщей социальной анархии, механизм которой раскрыт ещё Карлом Марксом в «Экономическо-философских рукописях 1844 года», в главе «Отчуждённый труд». Марксов анализ деятельности отчуждения и порождаемого ею состояния отчуждения ничуть не устарел. Отчуждение — это одновременно процесс, механизм и результат обесчеловечивания человека, когда, например, как мимоходом отмечает Маркс, рабочий чувствует себя свободным, — а следовательно, как ни странно, «человеком», — разве что в кабаке и в доме терпимости...

Парадигма очеловечивания — обесчеловечивания (то есть отчуждения во всех его формах); потенциальной разумности — актуального неразумия и безумия, — эта парадигма наиболее адекватна анархии социальных джунглей. Она чётко указывает на сущность царящего беспредела, тем самым позволяя хотя бы правильно в нём сориентироваться, определить степень индивидуального обесчеловечивания на фоне всеобщего обесчеловечивания — и меру индивидуальной ответственности каждого за собственную обесчеловеченность.

Я бы выделил пять видов сиротства.

1. Собственно сироты: дети, чьи родители просто рано умерли.

2. «Лишенцы»: дети, чьи родители почему-либо лишены родительских прав.

3. «Отказники»: дети, чьи родители сами отказались от своих родительских прав.

4. Интернатские сироты: дети, воспитывающиеся в интернате далеко от родителей, так что родители физически не могут участвовать в их воспитании. Встречаются они редко и не надолго, например, раз в год на летних каникулах.

5. Домашние сироты: родителей полный «комплект» и ребёнок живёт с ними, но им почему-либо не до ребёнка. Родители и дети, в лучшем случае, чужие друг другу, а в худшем — находятся в антагонистических отношениях.

Простое перечисление этих видов сиротства убеждает, насколько многообразна и повсеместна обесчеловеченность повседневного общения. Это так называемое общение характеризуется, прежде всего, абсолютной безответственностью. Сиротство — за исключением, и то лишь частичным, первого и четвёртого из перечисленных его видов, — это прямой результат безответственности родителей, в свою очередь порождённой, конечно, нравами социальных джунглей.

Обесчеловеченность общения (в семье, школе, на «улице» и т.д.) — главная (не единственная, разумеется, но главная!) причина всевозможных неврозов и бесчисленных «комплексов», которых психология, вероятно, описала ничуть не меньше, чем физика — элементарных частиц. Различные формы инвалидности тоже во многом, если не во всём, обязаны своим существованием обесчеловеченности общения.

Кроме безответственности — прямого следствия анархического безумия социальных джунглей, — обесчеловеченность общения характеризуется смещением акцентов с более ценного на менее ценное. Смещение акцентов может быть обязано своим существованием какой-то идеологии, насаждаемой извне (средствами массовой информации и/или группой, традициям которой субъект фанатически предан). Вообще любой фанатизм — пример именно такого смещения акцентов: «принципы» — какие бы то ни было, «коллективистские» или даже самые что ни на есть индивидуалистические, эгоистические, — всё, а живые люди — ничто. Такое смещение акцентов я бы иронически назвал «принципиальным» (основанным на фетишизированных «принципах»).

Наряду с «принципиальным» можно выделить и стихийное смещение акцентов. Например, у жены аллергия на кошачью шерсть, но муж никак не может расстаться с подобранной где-то киской, хотя, казалось бы, любимая жена важнее, и когда дело доходит до врачей, он за ней (слава Богу, за женой, а не киской) трогательно ухаживает... Стихийное смещение акцентов часто наблюдается в отношениях между родителями и детьми: скандаля из-за несчастной двойки и по другим подобным поводам, теряют главное — взаимопонимание, взаимное доверие, уважение, любовь, — и в конце концов становятся навсегда чужими друг другу. Как правило, следствием стихийного смещения акцентов являются и бесконечные наши обиды друг на друга. Словом, стихийное смещение акцентов — это когда в разборке по случайному поводу сгорает самое ценное, что делает людей людьми, что их объединяет. И происходит это против воли и желания сторон, которые, собственно, и расшумелись-то вроде бы из любви друг к другу, «переживая» друг за друга...

Обесчеловеченное, — или, что то же самое, отчуждённое, — общение — это всегда АБСТРАКТНОЕ общение. Именно в абстрактности — его сущность. На самом деле «общение» происходит не между людьми, а между абстрактными представлениями людей друг о друге. Э.В.Ильенков перевёл на русский язык памфлет Гегеля «Кто мыслит абстрактно?», полный яркими примерами абстрактного общения, среди которых мне на всю жизнь запомнилась перебранка торговки яйцами с покупательницей. Покупательница утверждает, что яйца тухлые. «Что?! мои яйца тухлые?! да сама ты тухлая! Да твоя мать... Да твой папаша... Да твой дед...» Короче, — заключает Гегель, — торговка воспринимает покупательницу исключительно с той абстрактной точки зрения, что та «нашла её товар несвежим».

Ещё до рождения ребёнка родители начинают «общаться» не столько с ребёнком, сколько со своей мечтой о ребёнке — о том, каким ребёнок «должен» вырасти. И чем старше становится малыш, чем очевиднее становится, что он родительской абстрактной мечте о нём не очень-то соответствует, — тем отчаяннее родители цепляются за свою мечту, тем лихорадочнее торопятся реализовать эту мечту, с ужасом считая последние годочки, в которые, по их мнению, на ребёнка ещё как-то можно «повлиять». А потом наступает «разочарование». Мечты рушатся — и выясняется, что полюбить своего живого отпрыска родители так и не смогли. С отпрыском между тем происходит примерно то же самое: у него тоже есть мечта о том, какими родители «должны быть»; он тоже сравнивает своих родителей со своей мечтой о них, тоже «разочаровывается»; и разве что честнее, острее родителей осознаёт, — и беспощаднее, безжалостнее формулирует им в лицо! — что он их не любит...

Но не будем торопиться призывать «любить ближнего таким, как есть». Сей призыв чаще всего понимается в высшей степени абстрактно — как призыв к вседозволенности, всепрощению и терпению. Всем всё можно; не любишь — делай что хочешь; а любишь — бесконечно прощай и терпи анархическое безумие социальных джунглей. Получается наихудший вид абстракции — абстракция «свободы», понятой как произвол; как, по остроумному замечанию Э.В.Ильенкова, «совершенно свободные» и «индивидуально-неповторимые» взмахи ослиного хвоста.

Но кто осмелится утверждать, будто он точно знает, что значит любить? Что значит быть свободным? Что значит — общаться конкретно — в условиях господствующей абстрактности общения, общаться по-человечески — в условиях повальной обесчеловеченности общения? А если найдётся такой (таких «пророков» на самом деле пруд пруди) — не окажется ли он, скорее всего, обыкновенным шарлатаном, и/или, не дай Бог, очередным претендентом в вожди, в осчастливливатели человечества — типа Ленина, Сталина, Гитлера, Мао, Полпота?..

Если ко мне, как психологу или просто по-дружески, обращаются за консультацией, я вижу только один действенный способ помочь — «совместно-разделённый» анализ возникшей ситуации общения. Цель этого анализа — вместе с собеседником вскрыть конкретный характер обесчеловеченности его общения, и вместе подумать, как и насколько его общение можно попытаться очеловечить на данной стадии обесчеловеченности. Но никакое осознание проблемы, никакая очевидность её решения не означают автоматически, что проблема решится. Надо ещё преодолеть обесчеловечивающую (отчуждающую) тенденцию, то есть привычные стереотипы реагирования, даже на самых близких. В конкретном микроколлективе кто-то один — для начала хотя бы один! — должен стать инициатором — генератором — очеловечивания ситуации. Если речь идёт о семье, то скорее всего таким «генератором» станет всё же мать...

Анархия у нас везде, в том числе и в области идей. На «рынке идей» всего навалом — и антигуманного бреда, и гуманистических (в том числе, всё-таки, весьма продуманных) концепций, — недаром же человечество тысячелетиями ломало голову над всей этой проклятой, «вечной» проблематикой. На концепции последнего типа и можно опереться, пытаясь очеловечить общение — и собственное, и тех, кто обращается за советом.

Я полностью принимаю марксов анализ отчуждения (обесчеловечивания), но категорически не разделяю его упований (оказавшихся весьма абстрактными, обернувшихся океанами крови) на снятие отчуждения в ходе революции. Он сам пишет, что коммунистическая революция прежде всего доводит отчуждение до предельного абсурда, до джунглей «всеобщей конституирующейся как власть ЗАВИСТИ» (подчёркнуто Марксом; «Экономическо-философские рукописи 1844 года», глава «Коммунизм»). За 74 года Советской Власти ничего другого мы так и не дождались... Зато история последних двух с лишним веков — особенно века XX — убедительно свидетельствует, что не существует, пожалуй, ничего более обесчеловечивающего, чем революция — любая. И в поисках конкретных рекомендаций по очеловечиванию я лично скорее обратился бы к отцу Александру Меню. У Маркса я беру лишь констатацию существующей социальной анархии.

Так что лучше уж очеловечивать социальное пространство/время вокруг себя — и себя внутри него, стремясь по возможности стать именно генератором очеловечивания. Один из законов диалектики гласит, что количественные изменения переходят в качественные. Значит, количество наших очеловечивающих усилий на микроуровне должно дать качество на макроуровне, — качество, благодаря которому этот макроуровень в б'ольшей степени будет заслуживать названия ОБЩЕСТВА, а не социальных джунглей.

В анархическом безумии социальных джунглей мы не можем отвечать за всё, что творится. Но за что можем отвечать, то пусть будет человечным и, следовательно, очеловечивающим. Конкретным, а не абстрактным. Уж как сможем...

15 – 16 сентября 2000

Обсудить на форуме  |   Обсудить в ЖЖ



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100