Технология альтруизма
Оглавление раздела
ТЕХНОЛОГИЯ ГРУППЫ-2

Альтернативные источники

на Деборе и Хавской
книгу можно добыть всегда (круглосуточно) и дешевле всего. К тем, кто не знает что такое Дебор и Хавская, это, увы, не относится. Впрочем, попытайтесь позвонить +79067870343 или написать dlyavas (сами-знаете-кто) gmail дот com . Вреда от звонка или письма точно не будет, а шансы есть.


можно получить инфу о продаже книги за 250 р. на неформальных тусовках  — теперь уже не только московских. Только для этого желательно не только читать, но СПРОСИТЬ, прямо в ЖЖ.

Почтой по Украине
книгу распространяет одесский книжный салон «Остров сокровищ», Одесса, ул. Ланжероновская, 2, тел. +38050 653-22-03, e-mail: lit_ostrov собака mail крапка ру. Оплата почтовым переводом. Цену уточнять по телефону или мейлу (ведутся работы по ее снижению).

Традиционные источники

Честно говоря, большая часть ниженаписанного уже потеряла смысл. Сейчас достаточно набрать в любой поисковой системе название книги и вывалятся сотни адресов интернетовских и обычных магазинах в разных городах России. Их число все растет, потому лучше пользоваться Яндексом или Гуглем чем этой страницей.

350 р, включая стоимость доставки по России. Кроме заказа он-лайн связь по по этому е-майлу.

293 р. не считая стоимости доставки по России.

345 руб.   Москва, Малый Гнездниковский переулок, д. 12/27, стр.2-3, тел. (495) 749-57-21, (495) 629-88-21.

по одноменному адресу в Питере.


Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ
К ОГЛАВЛЕНИЮ книги: Михаил Кордонский, Михаил Кожаринов. Технология группы — 2. Очерки неформальной социотехники

Для печати   |   Обсудить в ЖЖ   |   Обсудить на форуме

Для справок: «Словари сленгов неформалов»

Текстовые иллюстрации

Альтерглобалисты

Социальный форум. С.-Петербург, 14 июля 2006 года.
Рассказывает Михаил Кожаринов.

Мы шли через сквер к стадиону имени Кирова, когда в кармане зазвонил телефон. Звонили из дома. «По телевизору сообщают, что всех блокировали на стадионе», — родственники изрядно волновались. «Сейчас посмотрим. Мы уже на подходе». Вся эта истерия вызывала целый комплекс различных чувств: с одной стороны, начинала уже надоедать — пугалки начались ещё в Москве, с другой, тревожность нарастала. Пока шли по скверу, по дороге встречали несколько автобусов, в которых, развалившись, сидели омоновцы. Немного. Остальные, надо понимать, на месте.

Ментов у стадиона действительно было много. Кабинки-металлоискатели перегораживали вход. «Вы куда?» — окликнули нас. «На Социальный Форум». «Тогда сначала на регистрацию».

Мы подошли к столам регистрации, назвали фамилии, город. Когда спросили, что мы за организация — замялись, мы же не политческая организация. Но заминка оказалась недолгой. «Так это, наверное, с Дебора! — сказал полный весёлый мужчина. — Слыхали». Регистрировали свои, неформалы. «Вот так и пишите», — кивнули мы.

Круг или Система могут быть известны среди других неформалов под разными названиями, например, разных клубов. Но имена таких точек потоков в сленге почти всегда связаны с топонимами, например, Танаис (музей в Ростовской области), Рожбуль (Рождественский бульвар в Москве). Дебор — дебаркадер в Строгино.

Получив бейджики, мы вновь вернулись к ментам. Те посмотрели на бейджики, пропустили через кабинки, решили было посмотреть внутренность рюкзака, но передумали. Вели себя вежливо, даже паспортов не посмотрели. Странно. Правда, старательно искали острые предметы. Как выяснилось потом, у знакомой девушки отняли даже маникюрные ножницы. Всё это хозяйство сваливали в кучу — мол, на выходе своё возьмёте. Чего они боялись?

Мы прошли на территорию стадиона. Поднялись на «чашку». Вдоль беговых дорожек стоят армейские палатки, две трети периметра ими заставлены. Но народу мало. Спускаемся вниз. Теперь надо найти кого-нибудь из знакомых, узнать, что к чему.

Знакомых среди альтерглобалистов у нас было много, но найти кого-нибудь оказалось непросто: на стадионе было пусто. Мы шли от палатки к палатке, не меньше половины оказались пустыми. Декорации какие-то, право, потёмкинские деревни. А на регистрации нам сказали, что зарегистрировалось уже около тысячи человек.

Где же люди? Семинаров шло тоже не больше трёх. Один в палатке. Два — прямо на стадионе, участники сидели в зрительских креслах. Страшная духота, солнцепёк, акустика ужасная. Не лучшее место для семинара. Интересно, когда власти предлагали организаторам стадион, они рассчитывали на это? Гигантский контраст с Первым Социальным Форумом (проходил в Москве, в апреле 2005 года) — там было людно, множество семинаров, приходилось бегать, чтобы попасть с одного на другой. Ладно, пошли — послушаем, о чём тут говорят.

На семинарах оказалось нудно. Люди возмущались властями. В основном, лозунги. Конкретики почти нет. Средний возраст участников — около 45-50 лет. Где же молодёжь?

Отсутствие созидательной деятельности и физическое старение участников — типичные признаки мемориальной фазы. Но движению альтерглобалистов всего несколько лет. Похоже, что признаки унаследованы от диссидентского правозащитного движения и движения НКО, которое пришло к нам с Запада, будучи богатым, но старым. Это одни из составляющих синтеза.

Мы вновь прошлись по стадиону. Надо куда-то пристроить рюкзак. Всего на глаз на стадионе было не более 300 человек. Нас окликнули. Ну, наконец-то кто-то из знакомых. Это оказались «вперёдовцы».

Присели поговорить. Тут же начались шутки — а ля Пиночет. Вроде смеёмся, а тревожно. Что-то начало проясняться. По слухам, около 200 участников не смогло доехать — сняли с поездов. На нас сыпалась история за историей. Одного ждали прямо в поезде, на месте его койки. Забрали паспорт на проверку — типа подделка. Ко второму на его место пришла беременная женщина и потребовала, чтобы он уступил ей место. Услышав отказ, тут же подняла крик. Немедленно появилась милиция, парня увели на разбирательство. При этом паспорт его исчез, типа как в истерике беременная кинула его между окон. Мне это смутно напомнило какой-то советский фильм.

Поговорив с вперёдовцами и забросив рюкзак им в палатку, мы пошли на обед. За чашей стадиона стояла полевая кухня. Обеды были дёшевы — 50 рублей, и вполне сносные. Там нашли ещё нескольких знакомых: Кропоткина с секции народных предприятий, Алёну из Информационала… Все рассказывали всё те же истории. «Аресты» заслонили остальные темы.

Мы всё пытались выяснить, где народ. Ведь зарегистрировалась же тысяча. Выяснилось — все в городе. Как правило, походив по семинарам, весьма пустоватым по содержанию, пожарившись на солнце, народ просто сваливал в город. Не последняя роль в этом решении была за общей атмосферой истерии и ожидании погромов со стороны властей. «Вот потому-то, мол, и паспорта не проверяли. Когда всех завтра загребут — тогда и проверят! Ну, если уж не будет погромов, то запрут всех на стадионе — это наверняка. Потому надо выбираться отсюда, ночевать у знакомых, а утром — на демонстрации и акции протеста».

Уже задним числом, после форума, прикидывая по расспросам масштабы этих выступлений, я пришёл к выводу, что действительно на акции из покинувших форум выбрались человек 100 максимум. Акции, понятно, ничем не кончились, всех загребли менты. Особо не зверствовали. Многих доводили до метро или отделения милиции и отпускали. Почему-то серьёзно досталось только Илье Пономарёву из МЛФ — Молодёжного Левого Фронта. Если кто-то решил сделать ему дополнительный пиар, то это ему прекрасно удалось. А если просто сдуру, то всё равно удалось. Большая же часть покинувших форум, похоже, просто струсила и под видом борьбы унесла ноги. Ну, или не струсила, а проявила благоразумие — как посмотреть.

Форум, очевидно, был сорван. Семинары шли лишь утром и вечером 14-го. Днём всё вымерло. На следующий день семинаров уже не делали. Плотность работы, таким образом, была просто ниже плинтуса. Качество семинаров — тоже. Может быть, единицы были удачными. Говорят, что на семинаре по реформе ЖКХ, как обычно, было что-то по делу; говорят, тот же Илья Пономарёв учредил на одном из них «Левый Фронт» как всероссийскую организацию, собрав делегатов от регионов. Но общее ощущение довольно тухлое. Опять же, сильный контраст с ощущениями от прошлого года.

Вопрос: почему? Безусловно, некую роль сыграли репрессии властей. Ведь много народу так и не смогло доехать. Но опять же: как узнать, сколько из этих историй — правда, а сколько прикрывают обычную человеческую трусость и малодушие? Списывать на власти все неудачи было бы глупо. С чего было ожидать, что власти ничего не сделают для срыва форума? Надо было из этого и исходить. Настораживает и то, что из Греции (там проходил европейский Социальный Форум в мае 2006 г.) народ вернулся, в основном, с подобными негативными впечатлениями. Что это, совпадение или закономерность?

Похоже, начало накапливаться раздражение. Ещё парочку таких форумов, и идея Социальных Форумов отомрёт сама собой. Здесь в Питере всё то же. И организовано — плохо, и реального содержания — нет. Где и кого можно найти, непонятно — информационная служба не работает вообще. Семинары работают лишь на выработку деклараций. У молодёжи это всё ассоциируется с пустобрёхством. Да и из самих деклараций принята в результате лишь одна, посвящённая протестам против действий властей, мешавшим участникам форума добраться до места его проведения. Остальные декларации объявлены лишь как заявления отдельных секций, а не от форума в целом, так как вызвали разногласия. То есть, результат стремится к нулю.

Вообще, ощущение такое, что форум захватывают политиканы. Для последних главное — собственное продвижение, пиар и полученный в результате имидж в политической тусовке, а реальная работа и укрепление связей внутри движения (для чего нужны конкретные совместные проекты, а не декларации) — ни к чему. Остальные участники форума используются как массовка для этих целей. Низы это понимают и потому пока тихо ропщут. Что при этом вызреет — вопрос.

Тоже типичные признаки старого движения. Всё это в совокупности позволяет предположить, что синтез альтерглобализма в России ещё не состоялся. Пока это скорее брэнд для старых мемориальных групп былых политических течений, в основном, левого толка. Тем не менее, синтез идёт.

Само руководство форума накануне события оказалось расколотым. Б. Кагарлицкий вообще отошёл от лидерства. По форуму ходят слухи о неких предложениях различным организаторам от кремлёвской администрации, потому, мол, и переругались. То ли их удачно развели по принципу «разделяй и властвуй», то ли не поделили, кто окажется во главе этого якобы поддерживаемого Кремлём проекта, и сами передрались между собой. В любом случае политические игры организаторов явно не идут на пользу зарождающемуся движению.

Особенно хорошо иллюстрирует это положение следующий день — 15 июля. Демонстрацию власти отменили. Всю ночь оргкомитет обсуждал, «идти ли на прорыв», и если идти, то как. Наутро сначала произошло официальное закрытие форума — говорить уже было не о чем. Тут удивило участие в форуме Льва Пономарёва, известного правозащитника ещё диссидентской волны. Он и подвёл итог, зачитав принятую форумом после этого декларацию. Но удивила не она, а сам факт участия Пономарёва и его окружения в этом левом действии. Раньше Лев участвовал больше в акциях либерального сектора, то есть был справа, а не слева. А тут высказался даже в том духе, что на Западе правозащитное движение всегда идёт рука об руку с левыми, и, похоже, у нас дело идёт к тому же. Во как!

Но, похоже, остальные правозащитники не разделяли его мнения. Когда демонстрация двинулась на «тот самый прорыв», и толпа неожиданно для них перешла от лозунгов «Россия не тюрьма!» к лозунгам «Долой капитализм!» и «Революция!», шедшие невдалеке от нас пожилые правозащитники заворчали: «Ну, вот докатились! Где идём?»

«Прорыв», конечно, смотрелся жалко. Собралось человек сто, до ворот и решётки дошло и того меньше — человек 60. Остальные как-то потерялись по дороге. Пока собирались, некто Козлов — один из питерских активистов — постоянно шутил в мегафон… Всё это было ужасно неуместно и превращало всё действие в клоунаду. Как только толпа двинулась к воротам, анархисты быстро сориентировались и, развернув плакат «анархо-экологического союза», как и положено, белые буквы на чёрном фоне, выбежали вперёд, оказавшись впереди всей демонстрации.

Это была, в основном, молодёжь. Именно она была застрельщиком революционных лозунгов, именно на неё и накинулись телекамеры журналистов — уж больно подходящая для них была картинка: и сам плакат, и молодые лица. Это, похоже, и обидело пожилых правозащитников. Как только подошли к решётке, вперёд выскочили организаторы форума, их тут же окружили микрофоны и камеры. Услышать, что там происходило, не было никакой возможности.

Возмутившись в мегафон, что демонстрацию не пускают, что это незаконно, так как согласование демонстрации носит по законодательству уведомительный, а не разрешительный характер, толпа покричала лозунги. Затем, посмотрев на ментов, стоявших в шеренгу с видом «пошли вы все на три весёлых буквы — всё равно вас не пустим», развернулась и пошла туда, куда её посылали.

Ещё до демонстрации правозащитники разъясняли, что всё так оно и будет, и это нормально. Мы свой протест высказали, камеры всё засняли — дело сделано. Они, собственно, были вполне довольны происшедшим. Довольны были и тележурналисты. Демонстранты за решёткой забора смотрелись как «детки в клетке», они качали решётку и кричали: «Россия не тюрьма!» Отличные кадры!

Довольны были и менты. Не пустили. Всё вроде спокойно и хорошо. Идиллия какая-то.

Единственными недовольными здесь оставалась молодёжь. Нас послали, мы и пошли! Ну, куда это годится! Типа мы согласны, получается. Молодёжь упорно не хотела расходиться. Шеренга анархистов взялась за руки и стояла возле решётки, действуя всем остальным на нервы. «Не надо идти на прорыв, это провокация», — заволновались правозащитники вкупе с организаторами форума.

«Вы делаете на нас свой пиар. Мы заявили эту демонстрацию, нас же и оштрафуют. А с вас как с гусей вода!» — вынул из кармана свой довод Бузгалин, один из тягачей всего форума. Надо сказать, что до этого момента Бузгалин производил хорошее впечатление. Он честно старался всё вытащить, сделать как лучше, несмотря на очевидный развал вокруг. Но в этот момент Бузгалин показался обычным политиканом. Ситуацию подчёркивал Козлов, который бегал вдоль шеренги и кричал, что если сейчас все не разойдутся, то его арестуют как главного организатора. Казалось, что между ментами, организаторами и журналистами был некий предварительный сговор, о котором не знают все остальные, и анархисты вместе с поддержавшей их молодёжью из других организаций могут всё сорвать.

«Ну, кто на ком пиар делает, это ещё вопрос! Кого микрофоны окружили — мы видели, а мы для вас — массовка. Получается, что мы и мнения своего высказать не можем. И вообще, на прорыв мы не идём. Просто стоим!» — отвечала молодёжь. Бузгалин ушёл.

Молодёжь постояла, потом посидела у решёток. Логично было бы устроить постоянный пикет, сменяя друг друга у решёток, но сохраняя там некое количество человек постоянно. Тогда бы получалось, что нас послали, но мы не разошлись. Но участников было слишком мало. В конце концов, анархисты решили достойно отступить. Они стали изображать из себя арестованных. Ходить кругом, как на прогулке в тюрьме, заложив руки за голову, и выкрикивать абсурдные лозунги как бы под давлением. Увидев эту сценку, к анархистам присоединились несколько сочувствующих, тоже из молодёжи. Разыграв эту арт-композицию, они покинули место событий. Более-менее достойно, но недовольство, что их кинули старшие товарищи, сохранялось.

Данное действие напоминало арт-акцию или флэшмоб. Показательно, что к действу присоединялась молодёжь, а «старики» оставались наблюдателями. Молодёжь более легко усваивает новые формы и является базисом идущего синтеза.

Всё это вместе оставляло странное впечатление. Казалось, что все друг друга боятся и потому непоследовательны. Альтерглобалисты боятся репрессий и потому мечутся, непоследовательны ни в собственном протесте, ни в организации работы. Всё кругом пропитано паническими настроениями. Но и власти ведут себя так же. Огромная шеренга ментов, перегородившая путь жалкой кучке в 60 человек. Если бы она вышла на улицы, это было бы смешно, поскольку никак бы не вязалось с образом многотысячных толп альтерглобалистов, которые мы привыкли видеть по телевизору.

В итоге, менты лишь сыграли на руку участникам форума, так как оценить, какая толпа за решёткой, — а такие кадры засняли журналисты, — совершенно невозможно. Стадион с армейскими палатками тоже смотрится внушительно, кто же знает, что они в большинстве пустые. Власти сами создали образ солидного действия альтерглобалистов. Приезд Матвиенко на встречу с ними утром 14 июля только подчеркнул это.

Похоже, что власти сами были не на шутку перепуганы, непоследовательны, шарахались из стороны в сторону. А может, вели свою хитрую игру, укрепляя некие свои позиции в своей межклановой грызне. В любом случае это ужасно напоминало атмосферу 1987-88 гг., просто один к одному. Та же неуверенная наглость оппозиции, появление её на улицах, ожидание арестов, и те же неуверенные действия властей: то ли можно, то ли нельзя.

Отдельно хочется сказать про солидарность иностранцев. Мы привыкли, что в Европе, да и по всему миру, на саммиты Восьмёрки съезжается масса антиглобалистов из самых разных стран. Совсем не такая ситуация у нас в России. Говорят, здесь их было около сорока. Мы видели не более десяти. Из расспросов у А. Сохнина (члена Моссовета «Левого Фронта») выяснилось, что ещё в Греции иностранцы заявили, что не поедут в Россию, а сосредоточатся на подготовке очередного форума в Западной Европе. «Мы не хотим в Сибири снег убирать», — глупо пошутил один из них. А может, и не пошутил вовсе. К пространству России иностранные альтерглобалисты относятся явно совсем по-другому, чем к остальному цивилизованному, и даже не-совсем-цивилизованному, по их мнению, миру. И реальной солидарности не демонстрируют. Кроме очень и очень немногих. Вот так.

Напоследок хотелось бы сказать, что не стоит по одному не очень удачному мероприятию судить обо всём движении в целом. Всё-таки первый Социальный Форум был достаточно удачным, да и синтез движения только лишь начался. Всё ещё может сильно измениться. Пожелаем движению набрать оборотов и перейти от деклараций к делу.



Для справок: «Словари сленгов неформалов»

Для печати   |   Обсудить в ЖЖ   |   Обсудить на форуме




  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100