Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ
Школа для подросткаШкола для подростка

На границе 5-6 классов для школьных педагогов заканчивается благостное, относительно благополучное время общения с младшими школьниками.

Они не узнают спокойных и милых малышей в столь активных, часто агрессивных и вечно проказничающих 5-6-7-классниках. Такое ощущение, что злой джинн, доселе томившийся в бутылке, вдруг вырвался наружу. Именно в это время и начинается ВЕЛИКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ ШКОЛЯРОВ И ШКОЛЫ, много раз описанное в мировой литературе.

Одни в этом винят подростков, другие считают, что это нормально, так и должно быть.

Мы предлагаем подумать над тем, что нужно изменить в самой школе, для того, чтобы она стала ШКОЛОЙ ДЛЯ ПОДРОСТКА.




Валерия Винарская

(Голландия)

А не три, а не пять, - это надо знать

(история, основанная исключительно на личном опыте и ни в коем случае не претендующая на обобщения)

Если вполне нормальный и благополучный ребенок в 12 лет не знает таблицы умножения - это проблема школы или родителей? Или это проблема ребенка, помочь которому можно, лишь объединив усилия и родителей, и школы? Об этом размышляет наша бывшая соотечественница и коллега - журналист из Голландии.

В нашем доме та-ра-рам,
Стыд и срам, стыд и срам.

Наша дочка не знает таблицы умножения! И обнаружили мы это только сейчас, накануне Рождества, когда учиться осталось неделю с хвостиком, а там "здравствуй, елочка пушистая, подавай-ка нам подарочки заморские" и пошло, и поехало. С января, как известно, выпускная группа начальной школы всерьёз занимается лишь постановкой мюзикла, отвлекаясь всего на три дня для сдачи СИТО-тестов.

Шум поднял папа. Он же приступил к решению вопроса немедленно и по-мужски: "Даю тебе неделю. ГТСТ до особого распоряжения отменяется и никаких карманных денег!". Карманные деньги - не проблема, но без ГТСТ нормальный голландский подросток жить не может.

"Незнанием содержания последних двух серий ты выделяешься в классе в миллион раз больше, чем незнанием таблицы умножения", - всхлипывая, объясняла дочка. Но приказы папы в нашем доме не обсуждаются.

Короче, таблица была вызубрена за три дня, карманные деньги удвоены за старания и в связи с дорогим месяцем. В том, что таблица умножения будет напрочь забыта к концу недели я не сомневалась, но зыбкий мир разрушать не хотелось, потому решила, на этот раз, хранить молчание.

А по поводу СИТО-тестов муж меня успокоил: это, мол, формальность, надобная больше для определения уровня школы, чем ребёнка. В средней школе никто на эти тесты не смотрит, и все рады лишнему ученику, поскольку деньги выделяются в зависимости от количества записавшихся. Ему, мол, в школе тоже советовали ЛТС, но отец сказал ХАВО, а приказы отца, как известно...

Позднее, после посещения дней открытых дверей в нескольких школах, соответствующих нашим представлениям о нормальном среднем образовании, я узнала, что никакая это не формальность. При приёме в сколько-нибудь приличную школу всё упирается в результаты СИТО-тестов и совет (направление) начальной школы. Последний, как правило, основан, опять же, на результатах СИТО-тестов, с поправкой на мнение учителя и может быть оспорен. Если результаты позволяют. Теоретически, тесты тоже можно пересдать, но пока эта канитель раскрутится, все места в желаемой школе почти наверняка будут заняты. Да и где гарантия, что на этот раз результаты окажутся лучше предыдущих. Но протестовать можно...

"Мы пойдём другим путём. И без крика, без слёз все исправим", - думала я, не подозревая о муках, связанных с этим самым путем.

Первый шаг, разумеется, в школу.

- Да, в математике она слабовата, - согласился учитель. - Но я вам ведь и раньше говорил: мы работаем с ней по специальной программе. Все идёт по плану.

- По какому плану? Покажите план, дайте учебники. Я эту историю два года слышу, а ребёнок не знает ничего! Даже таблицы умножения!

- Не волнуйтесь, она у нас не одна такая. Вот после Рождественских каникул придёт практикантка заниматься раз в неделю математикой дополнительно. И всё будет в порядке. А учебники мы на дом не даём. И под расписку тоже нет. И продать не можем, самим не хватает. Да и зачем вам дома учебники? Дайте ребёнку спокойно отдохнуть на каникулах. У них же мюзикл на носу. Кофе хотите?

 

Здесь необходимо маленькое отступление. Моя дочка учится не в специальной школе для умственно-отсталых. Обычная общедоступная школа, в приличном районе, со средним процентом коренных голландцев и весёлой неформальной атмосферой. Между прочим, официально сертифицированная школа Дальтона. И туалеты чистые, и двор с качелями и горками неразломанными, и картинки на окнах, и школьный журнал ежемесячно.

Ой, как хочется выругаться, по-русски! И по-голландски!

Потом были попытки самостоятельно заниматься дома по учебникам (достать которые оказалось мало сказать непросто), не давшие впрочем никакого результата. Были мытарства по различным психологическим консультациям, и единственный результат - уяснение себе принципов работы этих заведений - побеседовать, поплакаться, кофе попить - сколько душе угодно, а бесплатные тесты делаются только по письменной и обоснованной заявке школы. Поданной, как минимум, за полгода. В нашей же школе способности дочки к восприятию мира в цифровом выражении подозрений не вызывали: и не таких видали. Дни шли за днями, не прибавляя нам надежд на какой-то достойный выход из ситуации.

Впрочем, обещанная практикантка не только действительно появилась, но оказалась умницей и отличницей. Дочка с радостью сообщила, что методы обучения у неё здорово похожи на мои, только, конечно, в сто раз лучше. И что таблицу умножения нужно видеть во сне, чего мы собственно и добивались с самого начала. Две недели (два дополнительных занятия) казались праздником узнавания. Увы, не всем. Не по вкусу пришлось строгое обращение отстающим дальтоновцам. На третей неделе практикантку заулюлюкали и наш праздник сошёл на нет.

Свободная страна, свободные нравы.

Практикантка исчезла, и в поиске её я снова предстала пред глазами учителя, искренне удивлённого подобной настырностью. Идея дополнительных занятий с одним учеником показалась ему наглостью непомерной, а вразумительного ответа на моё осторожное замечание о частных уроках получить не удалось из-за отвисшей челюсти педагога.

 

Приближались СИТО-тесты. Обложившись учебниками и прошлогодними примерами из Интернета, мы учились, учились, учились. Способ был простой: я решала задачи вслух, а дочка смотрела умными собачьими глазами и клялась, что всё понимает.

Чудеса, как вы знаете, случаются только в сказках. Результат СИТО показал, что её знания по математике составляют 12% от положенного уровня. По остальным предметам результаты были тоже не блестящие - сказались недосыпание и общая усталость.

 

На последнюю беседу с классным руководителем я пошла одна. Муж рвался, но я уговорила его остаться дома, понимая, что без крови не обойдётся. Рекомендация учителя о средней школе типа ВМБО практического направления была оставлена мной без комментария. Да и что я могла сказать: что мой ребёнок с 4-х лет бредит балетом, третий год занимается в спецклассе Балетной Академии, во имя чего принесены многие жертвы, среди которых, увы, и математика.

Какой смысл тратить драгоценные 10 минут (родительские собрания у нас называются 10-минутными беседами), если уж за все эти годы не заметили... Не объяснять же мне им, образованным, с сертификатами, что математика, как ни крути, основа и физики, и химии, и вообще любого логического мышления. И что от полученного образования, зависит вся дальнейшая жизнь. Как дважды два четыре.

Не стала метать бисер, ругаться, каяться, упрашивать. Спокойно и сухо поставила в известность, что девочка к большой жизни, по нашему мнению, не готова, и наилучшим решением кажется нам повторение 8-ого класса. От начала до конца, в другой школе. Точка.

 

Поиск школы я начала со следующего дня. И окончила его 28 июня. Узнав при этом, что политика приёма детей в начальную школу практически не отличается от руководства стран ЕС по приёму беженцев: принять только в случае, если отказать невозможно. Из-за Женевской конвенции. И даже когда для отказа зацепки нет, всегда есть причина - "фол из фол", по-русски - "мест нет".

Школ в нашем 100-тысячном городке, между прочим, 30. Из них 14 общедоступных, 8 христианско-протестантских, 6 католических, 2 специализированные, для детей с замедленным темпом развития.

Проблема расстояния отпадает сама собой, поскольку близкими мы считаем школы, расположенные в зоне получаса на велосипеде, что спокойно покрывает площадь города с востока на запад и с севера на юг. В отношении религии в нашем многонациональном доме предрассудков не было никогда. По крайней мере, до начала поиска. Была бы дисциплина.

Скажу сразу - я обзвонила все 30 школ. Включая две школы для детей с проблемами развития. И результат оказался везде одинаковым - отказ. Чтобы вы не заподозрили чего несправедливого - причины и манеры отказов были очень даже разнообразные. Не только "мест нет!", были и "очень жаль, но теснота, отсутствие стульев, помещений, учителей...".

В реформистской школе сослались на форму одежды, мол, у нас девочки только в длинных юбках, а ваша, наверняка, привыкла к брюкам. До сих пор не пойму, как они заметили по телефону. Реформированные протестанты, видимо, отличаются особым дальновидением.

Очень понравился мне отказ директора католической школы. Причину забыла, но мягкая доброжелательность врезалась в память. Выслушал, пригласил на дополнительную беседу, очень благодарил за мою заботу и мою заинтересованность. В моём же ребёнке. Такое теперь, к сожалению, не часто встречается.

В большинстве же школ особо не церемонились, сразу ставили на место. По районам, по этическим соображениям, по этническим признакам. А чаще всего, просто ссылались на отсутстствие всех членов дирекции. Постоянное и дружное, то бишь, нет и не будет.

 

Снова на столе Желтые Страницы, приемлемый радиус поиска расширяется примерно до 30 км. На сей раз начинаю поиск с Монтессори-школ. Не по убеждениям (прошли те времена!), а просто потому, что в нашем городке их нет, а мне интересно услышать что-то новое. Я имею в виду свежие неожиданные причины отказов.

Три первых последователя Марии Монтессори не отличаются ничем от своих менее прогрессивных коллег: "только дети нашего района, без особой подготовки в последнем классе нашу систему не постичь, дирекции нет и до конца года не ожидается...", - знакомые все звуки.

И вдруг, на четвертой попытке - тишина!!! То есть меня не перебивают, не опровергают, не просят перезвонить, не переключают, просто слушают. От удивления ли, от недоверия, может, от страха, что перебьют, недопоймут, пошлют подальше, выложила всю историю от начала до конца.

И услышала ответ, немедленно повергший в ностальгию, поскольку не слыхала такого со времени отъезда из Союза: "Деточка, по-моему, вы правы. Сейчас уже поздновато, шестой час, в школе пусто. Приезжайте-ка к нам завтра утром. Покажу вам школу, побеседуем с учителем 8-й группы. Обратите внимание на возможности проезда общественным транспортом. Для ребёнка это важно. И не волнуйтесь. До завтра".

Спи, не просыпайся, сон мой продолжайся...

Мюзикл моя дочка отыграла с лёгкой душой: учителю было известно, что она принята в школу Монтессори. И из школы этой ему уже звонили с просьбой как можно скорее прислать её дело, поскольку до конца учебного года оставались считанные дни.

Тесты, проведенные по инициативе директора новой школы и занявшие почти целое утро показали, что никакой дискалькулии у моей дочери нет. А есть огромное отставание по математике, связанное с её ленью и инфантильностью, помноженной на безразличие и непрофессионализм (чтобы не выразиться покрепче) упомянутого ранее педагога и его предшественников и на моё нежелание замечать то, чего не видеть было невозможно.

На каникулы дочка уехала с учебниками математики, пуантами и наказом нового классного руководителя: таблица умножения должна сниться по ночам. Остальное приложится. Что и требовалось доказать.

Что же касается школы - конечно, она многоцветная. Скажу больше - типичная "чёрная" школа. И моя дочка чувствует себя в меньшинстве и часто скучает по старым подружкам. Но учитель у неё настоящий, каких в нашей стране называли "Учитель", с большой буквы. И из самых отстающих она перешла в категорию очень даже успевающих. Что же касается математики, а этому предмету уделяется около 80% её школьного времени, так она действительно занимается по специальной программе. С домашними заданиями и контрольными работами. За полгода интенсивных занятий ей пришлось освоить программу 6-ой и 7-ой групп. Оставшиеся 4 месяца, по убеждению Учителя, с лихвой хватит на постижение задачника 8-ой группы. Вот так, умело и спокойно он перевел почти неразрешимую для нас проблему на уровень "рабочих" задач.

А ещё у дочки есть школьный дневник, в котором замечания и предложения. И в школе я должна бывать, как минимум, раз в месяц. В любое удобное для меня время.

В школьной библиотеке можно одолжить книги, по четвергам работают разные кружки, а по пятницам весь клаcс пьёт чай и обсуждает текущие дела.

Баллов СИТО-теста, на этот раз оказалось больше чем достаточно для желанной школы: отделения ХАВО Музыка и Танец при Балетной Академии. На гордое сообщение дочери о результатах, муж отреагировал на удивление флегматично: "Ничего другого я и не ожидал. Между прочим, слышал сегодня по радио, что "черные" школы показали в этом году удивительно высокие результаты. Объясняется тем, что в этих школах работают заинтересованные и профессиональные учителя".

Так что, если вам придется выбирать ...



СИТО-тест / CITO-toets - специальные тесты для измерения уровня знаний учащихся, разработанные Национальным Институтом Тестирования в Арнхеме. Состоят из трёх частей: языка, арифметики и общей ориентации. Применяются также для определения общего уровня школ.

 

ГТСТ / GTST = Goede tijden, slechte tijden - бесконечный голландский телесериал, ежедневно транслируемый по каналу РТЛ-4 (кроме выходных) и особо популярный среди подростков и домохозяек.

 

ЛТС / LTS = Lage Technische School - средняя техническая школа, соответствует нашему ПТУ.

 

ХАВО / HAVO = Hoger algemeen voortgezet onderwijs - общее среднее образование, дающее знания, сопоставимые с уровнем 10-летней средней школы и достаточные для поступления в ВУЗ.

 

ЛВОО/ LVOO - leerweg ondersteunend voortgezet onderwijs - подготовительное отделение для продолжения среднего образования. Предназначено для "проблемных" детей и сильно субсидировано.

 

ВМБО / VMBO - Voortgezet Middelbare Beroeps Leerweg - средняя школа, готовящая детей к работе или продолжению учёбы в средних учебных заведениях, сравнима с нашей "восьмилеткой", достаточной для поступления в ПТУ.



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Сколько лет в пятилетке?
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Раиса Краева (Галяс) Thu 02-Jan-2003 12:44:50  
   Одесса  

Лера Винарская?
Одесса? школа 121?
ты меня должна всенепременно помнить!!!
Интерклуб, Валерия Анатольевна, Жанна и др.
Помогите связаться, господа редакция.



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100