Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Андрей Русаков. Эпоха великих открытий в школе 90-х годов. Прологи из начальной школы. Возвращение грамотности. Евгений Шулешко.

Цитата на полях

Алиса Пашнина, Полина Кирсанова, Юлия Жук,
выпускники школы № 257 города Красноярска

Нас принимали такими, какие мы есть

Воспоминания выпускников о начальной школе

Сейчас сложно вспоминать школу. Картина складывается из маленьких кусочков, обрывков уроков. Тогда ещё не понималось, отчего в нашей школе было так хорошо, и только сейчас я осознаю, что я получила в первые годы.

Наверное, самым важным было то, что от нас не требовали резкого перехода ко «взрослой» жизни. Уроки проходили в неформальной обстановке, в процессе игры. Главным было не соответствие каким-то правилам, а индивидуальность, непохожесть каждого. Меня принимали такой, какая я есть. И это развило во мне, да и во всех нас, способность открыто выражать свою позицию, доносить свое мнение до окружающих.

Наверное, только сейчас я понимаю, что же такого особенного было в наших классах, в нашей школе. Возвращаясь на десять лет назад, осознаешь, что та атмосфера, в которой мы учились, была свободной. Причем, самой важной из свобод — свободой мысли. Я научилась по-своему понимать окружающих мир, формируя свое отношение сначала к простым вещам, а затем уже ко многим важным вопросам. Трудно сказать, что является причиной такого мягкого подхода к нам. Может быть, сама система образования, может быть, преподаватели.

Думая о начальной школе, постоянно вспоминаю уроки. Это было ярко и весело. Каждое задание требовало творческого подхода, каждый вопрос бурно обсуждался всем классом. Мы сидели тогда в группах по шесть человек, и каждая группа старалась выделиться, выполнив задание раньше других. Вот она, здоровая конкуренция, когда есть стимул выполнять задание. Сколько споров у нас было на уроках русского, природоведения, истории... Кстати, особенно помню как раз историю. Уроки по истории проходили так интересно, что почти каждый из нас досконально знал всю мифологию Древней Греции. Мы обыгрывали какие-то мифологические сцены, выступая в роли греческих богов и героев, что вызывало тогда бурный восторг. Вспоминаю и не могу удержаться от улыбки.

Что я еще очень хорошо помню — это то, что нам давалась возможность развиваться во всех направлениях. Еще в начальной школе у нас появились свои художники, спортсмены, певцы.

Наверное, хорошо, что учёба была не изолирована от внеклассной жизни. Сколько всего было в свободное от уроков время! Может быть, именно потому, что в школе проходила большая часть жизни, мы стали друзьями. И потом, когда мы перешли в старшую школу, нам эта сплочённость очень помогла. Не всегда принимают нового человека, а когда речь идёт о целом классе? Воспитанные в атмосфере свободы слова и нестандартных методов преподавания, мы оказались в школе, в которой на первое место ставилась дисциплина, а не самовыражение, коллектив, а не индивидуальность. Сначала было трудно. Было трудно научиться говорить не всегда, когда хочется. Трудно выполнять лишь стандартную работу. Когда лишняя инициатива редко поощрялась. Но как-то легко нам удалось «влиться» в коллектив.

Хорошо помню те моменты, когда класс вставал горой за обиженного человека. Нас было трудно обидеть, потому что мы были не одни, нас было много.

Вообще, когда я решила это написать, я поняла, что написать о моей начальной школе. О месте, в котором я росла трудно. Потому, что о вещах, которые любишь, трудно говорить.

Каждый день в школе был необычным

Когда пришло время определять меня в школу, мы выбрали ту, которая была расположена к нашему дому ближе всех. Но вот счастливый случай: весной мама узнала, что на базе детского сада, куда я ходила, открывается экспериментальная начальная школа, и подумала: «А почему бы и нет?». Записав меня в первый класс, мама подарила мне несколько незабываемых, счастливых лет обучения.

Каждый день для меня в этой школе был насыщен новыми открытиями — не только учебными, но и жизненными. Именно в начальной школе сложились компании близких друзей. От каждого урока оставалось впечатление, что я знаю больше, чем мои сверстники из других школ. Помню, я очень гордилась, что пишу не ручкой, а пером.

Мы учились и играли одновременно. Каждая новая неделя начиналась с того, что мы разбивались на группы и придумывали им названия. Каких только не было — «Жемчужина», «Сказка», «Бабочка» и т.д. Во время урока мы могли встать и подойти к детям из другой группы посоветоваться. На уроке царила атмосфера свободы, лёгкости общения, любви. Наши учителя и воспитатели, по правде говоря, любили нас всей душой. Мы могли задавать вопросы, зная, что нам на них непременно ответят. Наше детское любопытство поощрялось, наше мнение было учителям интересно, и возможно, поэтому мы научились свободно выражать мысли, суждения, собственное мнение по каждому вопросу без всякой боязни и комплексов. Правда потом, когда мы перешли в другую школу, из-за нашей «свободолюбивости» у нас возникли некоторые проблемы. Учителя негодовали: «Кого вы нам привели! Это же детский сад! Все орут, кричат, носятся везде! Какие-то дикие дети!». Но именно из-за этой «дикости» нас все потом и полюбили, а потом за наши успехи стали уважать.

В начальной школе мне больше всего нравились уроки истории, природоведения и физкультуры. На природоведении мы совсем как взрослые ставили небольшие научные эксперименты, делали презентации собственных изобретений. Я и моя подруга Катя, например, «изобрели» вощёную бумагу для наклеек. На истории мы, трёх-четырёхклассники, изучали древние миры, греческий язык, поэзию, отлично знали мифологию. И на каждом занятии составляли план с картинками.

Абсолютно все, вне зависимости от состояния здоровья, любили физкультуру. Она была каждый день, а по средам мы бегали кросс вокруг школы. Помню, как за руку я бегала этот кросс с Владимиром Петровичем, учителем физкультуры — мне было тяжеловато бежать, но вместе мы справились. Во время занятии физкультурой всем классом мы ходили на сопку, где расположен архитектурный памятник «Часовня», и играли там в зарницу, а по выходным совершали совместные походы на «Столбы» или в пещеры.

Каждый день в школе был необычным. Но после пятого класса мы должны были перейти в среднюю школу. Потом дети приходили и уходили, но в классе сложилось некое «ядро», вокруг которого держался весь класс. И теперь, после окончания школы, мы не забываем друг друга — продолжаем встречаться, общаться, ведь нас сплотили совместно прожитые счастливые годы дружбы, взаимоподдержки, взаимовыручки и понимания.

Мы были большой, дружной семьей

Спустя столько лет очень сложно все вспомнить точно и отчётливо. Но одно я знаю наверняка — эта школа дала мне больше, чем любая другая.

В нашей школе царила особая атмосфера, наполненная лаской, заботой, теплотой и огромной любовью. Мы были как одна большая, дружная, сплочённая семья. Нас не делили на глупых и умных, успевающих и отстающих — мы все были равны. К каждому был индивидуальный подход, в нас «вкладывали душу», чтобы каждый стал Личностью.

Для нас не было видимых ограничений и запретов, от нас не требовали чёткой дисциплины, как в «обычных» школах. В любой момент мы могли встать с мета, подойти к одноклассникам, к доске, к учителю. Это было нормой, за это не наказывали и не ругали. Но в тоже время нам самым понятным образом объясняли, что можно делать, а что нельзя, что хорошо и что — плохо.

Люди, которые нас окружали, делали всё, чтобы только ребенок не замыкался в себе, а наоборот — был общительным, добрым, отзывчивым. Нас учили говорить так, как ты думаешь, объяснять, доказывать. Мы делились своими мнениями, обсуждали спорные вопросы. Это было несложно, потому что сидели мы по шесть человек в маленьких группах. У каждого была возможность высказаться, каждому обязательно уделялось внимание как одноклассников, так и учителя.

Мы шли в школу и знали, что там нас любят и ждут. Атмосфера, которая царила в школе, полностью поглощала нас. Не хотелось уходить домой рано, всегда нужно было еще что-то сделать. Всегда что-то ещё оставалось: недовыученная песня или танец, недорисованная картина или не долепленная фигурка. И болеть совсем не хотелось — там жил своей полнокровной, насыщенной жизнью коллектив одноклассников, а дома было скучно.

Мы всегда рвались в школу. И это настроение не изменилось с годами. Даже в старших классах расставаться с друзьями было невыносимо. Хотелось каждого видеть и слышать. Поэтому появлялся и стимул к учёбе, ведь нам было интересно. И что хочется отметить особо: нас никто не заставлял учиться! Каждый предмет был по-своему интересен, каждый учитель придумывал что-то новенькое. Я и сейчас помню, как в первом классе на уроке русского мы «ловили» буквы в «Аквариуме» при помощи «удочек», а потом называли «пойманную» букву. Каждый преподаватель знал: как нас таких маленьких и непоседливых, занять и заинтересовать своим предметом. Такого больше я не встречала нигде.

Немногие дети стремятся в свои школы и совсем не многие сохраняют в течение всего периода обучение желание учиться, узнавать новое. У нас все было иначе.

Я благодарна всем тем людям, которые первые и самые тяжелые годы были с нами и все делали для нас. Они вкладывали в нас свое мастерство, силы, время, творчество. Я помню каждого из них — наших замечательных, добрых, ласковых учителей. Огромное им спасибо.

Таких школ, как школа № 257, наверное, очень мало. Но мне очень хочется, чтобы их стало как можно больше.


Для печати   |     |   Обсудить на форуме



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100