Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Андрей Русаков. Эпоха великих открытий в школе 90-х годов. Фестиваль реки снов. Киевский педагогический клуб.

Сообщество сообществ

Время ничего определённого не скажет. Его можно трактовать и так, и сяк. Время довольно внятно заявило, что ему наплевать на педагогику, а на педагогику «общей заботы» в особенности.

«Трагическая её гибель совпала с крутым переломом в истории. Она болезненно остро чувствовала этот перелом. Что могло быть тяжелее для человека её склада, чем видеть угасание общей заботы, живых связей между людьми на фоне торжества утробного эгоизма, скучноватой прихмуренности замкнувшегося в себе существования. И её гибель явилась той страшной ценой, которую пришлось ей заплатить, чтобы доказать всем нам, что даже при самых гнусных обстоятельствах люди должны оставаться людьми, должны объединяться, взяться за руки, чтобы не пропасть поодиночке», — напишет Наум Резниченко.

Всё-таки дочитаем Коржавина:

...Гордимся прочностью железной,
А между тем в любой из дней,
Как детский мячик в чёрной бездне
Летит Земля. И мы на ней.
Но, все масштабы эти помня,
Своих забыть — нам не дано.
И берег — твёрд. Земля — огромна.
А жизнь — серьёзна. Всё равно.

Я не верю в пользу назидательных примеров. Душевное усилие по-настоящему передаётся лишь по живой цепочке человеческих связей. «В образовании не может ожить то. во что кто-то безоглядно не вложит душу», — иногда с оттенком грусти произносит Вера Николаевна, второй прародитель киевского сообщества и ближайшая подруга Новохатской. «Образование движется прецедентами», — любит повторять ещё один знаменитый выходец из коммунарства, Александр Тубельский. Не вся ли история образования — это история разворачивающихся и затухающих импульсов, где источником каждого послужила чья-то судьба?

Мы зажаты между бездной хаоса и бездушным скрежетом государственных механизмов. Ни от одной из этих стихий добра ждать не стоит. Лишь тонкий слой простых человеческих отношений, что держится не на выгоде и не на страхе, а на радости встреч и горечи расставаний — и есть та скромная сфера, внутри которой возможно укоренение нормальной жизни. Какая там общественность, какое уж гражданское общество — просто круг людей, способных на солидарность. Но пока не разорваны круги взаимодоверяющих и взаимопомогающих людей, у нас будут основания посметь считать себя хозяевами в своей стране.

Хватит причитаний. Тепличная педагогика «общей заботы» и сейчас выплавляет людей куда более успешных и уверенных в себе, чем какая угодно индивидуалистическая. Она вручает огромный круг друзей на всю жизнь — и приучает быть готовым-организовать любое дело и найти с кем угодно общий язык. Из киевских воспитанников одни устроены в жизни хорошо, другие не понятно как, третьи не устроены — но при этом все живут полнокровной жизнью и никто не чувствует себя ущемлённым. Круг друзей, способных к деятельному сотрудничеству, позволяет даже сегодня вести нормальный образ жизни — то есть честный, свободный, интересный — и это не требует героизма.

Постепенно стало очевидным, что общий образовательный ресурс умело поставленного сообщества — явление настолько мощное, что с ним заведомо не сравнятся никакие методики индивидуального развития. Та часть школьного дела, которая освободится от казёнщины и не развалится, будет по преимуществу педагогикой построения сообществ — детских, подростковых, студенческих, учительских... Большинство важнейших отечественных педагогических культур с разных сторон вдруг подошло именно к такому пониманию своих целей. И большинство из них обладает средствами их достижения. Нерешённая проблематика начинает звучать уже как следующая производная: педагогика педагогов, сообщество сообществ... Производная невероятно трудная. Но только с её помощью возможно втягивать в живую педагогику десятки и десятки новых лиц и надеяться на сколько-нибудь масштабные изменения. Одинокое сообщество сжимается, как шагреневая кожа, а система сообществ неуклонно ширится, углубляется, усиливается. Ведь любому новому человеку очень легко прийти в общее свободное пространство — и куда тяжелее рискнуть осваиваться в чьём-то определённом. Только для организации «сообщества сообществ» требуются очень странные характеры — с интересом к чужому делу, больший, чем к своему собственному.

Впрочем, и в основание даже самого маленького творческого круга лиц должна быть вложена чья-то душа. Может быть, педагогика — это всего-навсего и есть проблема вкладывания души? Ты вкладываешь душу, и это получается — или не получается. А те или иные дидактические системы — лишь удобные или неудобные наборы инструментов для такой процедуры?

...Среди киевских сообществ есть и ещё один узелок, завязавший многие образовательные круги — радиопередача «Педагогичны роздумы» Сусанны Каракоз. «Когда мы живём жизнью доброй и светлой, мы словно дышим друг другом и не замечаем друг друга, как воздух, которым дышим. И только когда не остается воздуха, мы ощущаем, что это была для нас ценность...» — на этой цитате из того, трагического выпуска «Педагогичных роздумов» мы, пожалуй, и остановимся.

октябрь 1996 г.


Для печати   |     |   Обсудить на форуме



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100