Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Эпоха великих открытий в школе 90-х годов.
Елена Яновицкая. Великая дидактика без домашних заданий

Мельчайшие шаги пошагового алгоритма

Подчеркнём значение «мелочей» в мире обычных, можно сказать, рутинных взаимоотношений людей, ярко проявляющихся в школе (не менее ярко, чем в семье!). Самая «малость» — или укрепляет и поддерживает устои, или подтачивает и разрушает их. Так, витамины в мизерных дозах сохраняют здоровье всего мощного организма, а маленькая капля точит большой камень. И глобальная идея, не перешедшая в малые дела, на малом клочке земли, обречена (при любом «сотрясание воздухов») на грандиозный провал или постеленное забвение.

Что означает, например, «пошаговый алгоритм», как выглядят простейшие учебные шаги, доступные каждому ребёнку?

Оказывается, они могут смотреться до смешного элементарно с точки зрения взрослых. Но они становятся теми первыми твёрдыми камушками, на которые сможет опереться будущая уверенность ученика в своих способностях понимать, решать, представлять, успешно действовать...

Правый верхний угол

Вот случай, рассказанный одной старой сельской учительницей. Когда-то тратили целые страницы на то, чтобы выписывать отдельные элементы букв — прямые или наклонные палочки. Один из её учеников (впоследствии ставший большим учёным) никак не справлялся с этой работой. Она подсаживалась к нему, водила его рукой, давала образцы, твердила: «Посмотри в правый верхний уголок, поставь туда кончик, карандашика, а потом переведи глаз в нижний левый и переведи туда свой карандашик», — у него ничего не получалось. Он не замечал никаких клеток и водил карандашом вкривь и вкось. «Прошло больше месяца, — продолжала рассказ учительница, — весь класс уже крючки писал, а этот парнишка изрисовывал разлинованную бумагу, как ему вздумается». Отчаявшись, учительница решила, что тут ненормальность, жалела мальчика, хотя в жизни он ненормальным совсем не казался. И вот однажды она опять подсела к нему и снова, без всякой уже надежды, тихо ему посоветовала «посмотреть в правый верхний угол»... Мальчик поставил туда карандашик, потом перевел его в нижний левый и спокойно получил прекрасную, ровную наклонную линию. Потом так же спокойно, после соответствующего показа, нарисовал нужные крючки и закорючки, к тому времени уже освоенные другими. Словом, без видимого труда выровнялся с классом. Пораженная учительница воскликнула: «Молодец! Почему же ты раньше так не делал? Почему ты сразу так не делал?». «А ты бы сразу так сказала! Я бы тебе и сделал!» — ответил он ей.

Как трансформируется информация в голове ребенка, пока ни знать, ни понять мы не можем. Нейропсихология не дает точных ответов. К нашему же разговору этот факт имеет прямое отношение. Почему, когда уже все было показано, рассказано, вроде бы просто и толково написано в учебнике, мы получаем неверные, бестолковые ответы? Опыт лучших учителей показывает, что торопиться с ответом — не следует. Причин такой нежелательной отдачи очень много.

Некоторые причины заметны: вопрос прозвучал нецеленаправленно, отвлекли приятели, не заинтересовал сам предмет разговора и т.п. — это социально-психологические факторы. Можно заметить индивидуально-психологические факторы: не ждал вопроса именно к себе, устал, растерялся, то есть включился тормоз и «слово на языке не выросло», «впрыгнула» в голову идея и «улетел» мыслями с урока (образные выражения самих учеников). Люди, любящие детей и проработавшие с ними не один год, могут к этому перечню добавить многое И наверняка не переберут всех возможных причин! Честные педагоги начинают корить себя: плохо все-таки подал материал, или увеличат личную жертву (временем) — будут заниматься индивидуально после уроков и т.д. и т.п. Опыт действительно талантливых дидактов подсказывает: используй силы всего коллектива учащихся! У них такое же многообразие позитивных возможностей, как и негативных трудностей.

Отборные из отборных

Дело было в шестом классе, от которого все отказались. В этом классе ребята и складывать-то почти не умели. Худший класс худшей на тот момент школы Новосибирского Академгородка. Её так и звали — «школой-дурдомом»: сюда из всех окружающих школ отправляли ребят, которых не хотели учить в других. Из этой школь: даже документы в университет не брали.

А учительницей в этом классе оказалась моя знакомая, Регина Ивановна. До того Она преподавала в школе для взрослых. Окончила она матфак университета, где методика вообще не преподается. Вскоре её чуть ли не собирались увольнять — взрослые люди жалуются, что ничего не понимают. И вот однажды, услышав меня на лекциях, позвала к себе. Я пришла к ней на урок. С недельку на уроках мы поработали вместе — и очень быстро там дело пошло.

А вскоре возникло предложение перейти в ту школу, в тот безнадёжный класс. Но там и нагрузку, и зарплату предлагали побольше.

Регине Ивановне сразу другие учительницы от души советовали: «Не будьте дурочкой, не беритесь. Тем более, классным руководителем. Какая там программа шестого класса — они складывать не умеют».

А я говорю наоборот: «Бери — справишься. Ничего нет сложного в этой математике-физике шестого класса. Разберёмся».

Избыточное вступление: от анекдотов до техники

И вот пришла она в класс; ребята, понятно, на головах ходят.

Для начала мы воспользовались известным легендарным анекдотом: когда хозяин попросил Эзопа принести лучшие яблоки для гостей — тот принес, и каждое яблоко было надкусано. «Ты с ума сошел?» — возмутился хозяин. «А как бы я определил, что оно вкусное?» — отозвался Эзоп.

Этот эзоповский вариант мы использовали в классе: принесли ранетки, они как раз к тому времени созрели. «Кто хочет яблочки?» Все кинулись — и вдруг обнаружили, что ранетки надкусаны.

Тогда мы рассказали ту историю с Эзопом и предложили поразмыслить — как же можно убедиться, что яблоки действительно вкусные?

На самом-то деле, не очень важно с какой болтовни начинать. Избыточная информация не обязательно прямо касается темы, но она собирает внимание на тебя. А ещё вызывает интерес, возбуждает мысль, настраивает её в определенном направлении.

От ранеток мы перешли к такому же рассуждению уже на тему более похожую на учебную. Процесс флуктуации: от руды отделяют породу.

Для чего эта чертова флуктуация шестикласснику из такого класса? Ни для чего абсолютно. А мы им рассказали про Золушку, которой мачеха приказала разделить зерна пшеницы, ячменя, овса... Как Золушка пригласила муравьев, и они ей все растащили так, как надо. Завязался разговорчик: неужели муравей отличает пшеницу от риса, а от овса? Как ещё можно было разобраться в кучах?

А вот если нам нужно отделить руду, в которую вкраплено железо, от кучи камней? Тут муравьев не позовешь. Но посмотрите, какое решение придумали. Используется нагревающийся чан; если руда лёгкая — то она поднимается в пену, и вместе с пеной уходит в другой чан, в обогащенную породу. А если руда тяжёлая — то пена уносит как раз весь мусор, а ценная порода остается.

Так между делом, за весёлыми разговорами, всем стало понятно, о чём речь, и зачем эту характеристику придумали — плотность, и для чего с ней, надо разбираться.

Пошаговый алгоритм: плотность одной формулы

И вот мы начинаем проходить плотность вещества. Плотность, как известно, — это отношение массы к объёму. Плотность обозначается греческой буквой «ро», объём — латинской V.

Прежде всего — буквы. Если бы я в таком классе сразу стала вызывать ребят написать формулу — вызвала двенадцать человек, то ни один бы правильно не написал. Буквы забылись, порядок расположения забылся...

Начнём двигаться по шажку. Так, ребята, шесть человек пишут на доске букву, которая обозначает плотность: у вас минута. Из шестерых некоторые написали «ро», а некоторые другие буквы. Тут правильно, а вы исправляйте.

Следующие шестеро. Пишем, что «ро» равняется отношению двух величин. То есть всего-навсего ставим знак равенства и после него горизонтальную черту. И что вы думаете? Вовсе не у всех получилось. У одних равенство выше черты — вроде как равняется числителю, у некоторых ниже. Они не чувствуют, что равенство относится к отношению.

Казалось бы: ерунда, две черточки и одна. Но это ведь определяет математический смысл. Меньше минуты потратили — но увидели, что большинство ребят запуталось. А вот давайте разберемся. Смотрите, вот теперь знак равенства относится к отношению. Все поняли? Похоже, что теперь поняли. И новая шестёрка это подтвердила за минуту.

Теперь пишем массу. Куда надо её вписать, посмотрите в книжке. Посмотрели? Следующие шестеро к доске. Вы думаете, все написали в числитель? Нет. Но вот установили, что масса в числителе, именно её будем дробить.

Теперь пишем объём. Место теперь определено, оно осталось только в знаменателе, но не все вспомнили, как обозначается объём. Некоторые русское «В» написали, некоторые латинское «Р». Выправили и это.

Представляете, сколько оказывается в одной такой крохотной, примитивной формуле препятствий для запущенного ученика? И если ему терпеливо не помочь разобраться в том, что взрослому кажется ерундой — разве останется у подростка шанс с физикой справиться?

Кажется, долго разбирались? Отнюдь. Я ведь рассказываю сейчас намного дольше, чем это делалось.

От сегодняшней темы к изученному прежде

Вот учитель добился, чтобы ребята эту формулу запомнили. И начинает сразу же искать объём через массу и плотность. Учителю удобно думать, что ребята алгебру знают — а если они алгебру знают так же, как физику — то есть никак?

Вот предложи этому классу сразу найти объём (даже после того, как разобрались в формуле) — и они все пропали.

Но мы и дальше торопиться не будем. Пока просто предложим подставлять значения в формулу. Поищем именно плотность. До этого проходили, как устанавливать вес. Взвесили, всё сделали хорошо. Получилось двадцать граммов. Объём определяем: 10 см3. Подставляем значения. 2 гр/см3 — ищите в таблицах, что это за вещество? Какой-то известняк. А если 7,8 гр/см3 — что это вы такое отколупнули от горы? Железо. А если 11 с чем-то? — серебро. А если 22 гр/см3 — уже было бы золото или платина.

Тут мы точно разобрались, что такое плотность, как её найти, где в таблице посмотреть, и для чего эта плотность нам нужна.

И это я рассказываю дольше, чем делается на уроке: когда одна за другой группы ребят менялись у доски. Никто потом на перемене даже не носится — так на уроке набегаются...

И вот когда набегались, только находя плотность-тогда уже, отталкиваясь от этого базового знания, начинаем связывать его с изученным прежде.

Если, например, работа с членами деления не освоена твёрдо — то используем подсказки, например, пишем рядом простейшую аналогичную дробь: десять деленное на два равно пять. Чтобы легко было находить числитель или знаменатель по аналогии.

Квазиконтроль на трёх уровнях: простейшая модель

После этого может прийти время для самостоятельной работы. В данном случае — первые 3-4 задания — только на нахождение плотности. Справился — тройка тебе обеспечена (тройка не унизительная, как принято — а положительная, достойная оценка «удовлетворительно»; ведь тему урока ты освоил).

Второй уровень сложности — найти массу и объём. Получилось? Похоже на образец? Молодец, старое помнишь, с алгеброй справляешься.

А потом третье задание, уже более-менее творческое. Допустим, попался тебе жёлтый камешек — то ли известняк, то ли золото. Как ты с этим разберёшься?

Самому слабому классу можно дать в качестве творческого задания — составить задачу, подобную предложенной. Тоже нелегко.

Почва под ногами — источник улыбок

Так дети начинают чувствовать в школьном обучении почву под ногами. И через несколько месяцев этот класс не только стал успевать по математике, но и по другим предметам. И перестал с учителями враждовать, и даже уроки захотел делать.

Ребятам на уроках стало весело. И успешно. Они стали учиться шутя. Пусть даже на других уроках такой жизни не было — им все равно стало интересней разбираться в разных науках. Они стали просить Регину Ивановну оставаться на час-два — чтобы вместе делать уроки и по другим предметам.

В седьмом классе это был уже среднеуспешный класс, а кончили даже с отличием.

По ходу дела Регину Ивановну пригласили завучем средних и старших классов. Учителя стали прибегать, присматриваться, многие начали перенимать такой подход. И в результате школа из худшей стала одной из лучших в городе, из «дурдома» превратилась в гимназию с конкурсным приёмом. Увы, тоже с отбором — но обратным тому, с которого всё начиналось.


Обсудить статью в нашем ЖЖ


<<  Пять уровней работы, пять типов уроков, три уровня сложности  | |  Система дидактической защиты  >>


Для печати   |     |   Обсудить на форуме



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100