Технология альтруизма
Оглавление раздела
Будни директора школы

Ноги
Язык
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Александр Карнишин. Будни директора школы

Категория

Директор школы сидел в отделе народного образования перед комиссией, присваивающей учителям категории. Дело это было совсем новое. Категория было всего две: первая и вторая. Говорят, еще есть высшая, но ее на район, опять же по слухам, не дали.

— Первый вопрос будет о вас. В этом пакете мы не нашли, какую категорию вы выбрали себе.

— Что значит выбрали? Категории надо присваивать. Лучшим — лучшие, чтобы выделить учителя. Я не учитель, а администратор. Поэтому — без категории.

— Нам кажется, это неправильно? — переглянулись члены комиссии. — У вас же тогда не будет авторитета?

— А что, авторитет директора зависит от вас, от комиссии, присваивающей категории? — стал заводиться директор школы. — Мне казалось, что мой авторитет зависит от моего труда...

— Ну, хорошо, хорошо... Хотя мы и не согласны... Но тогда перейдем к следующему вопросу. Вот вы предлагаете одному учителю первую категорию, а другому — вторую. Это ваше личное какое-то чувство, или как понимать-то это?

— Причем здесь какое-то личное? Под документами подписи комиссии — видите? Мы решали коллегиально. С завучами. И вам вот принесли... Вы мне сказали: три первых категории? Вот и выбирали, искали лучших...

— А почему тогда не вот этой? — прервала его заведующая гороно. — Почему ей — вторая категория?

— Потому что первая — ее коллеге.

— А вы лично бывали на ее уроках? Вы сами разбираетесь в методике преподавания предмета?

— Вы такие вопросы задаете, даже неудобно...

— Смеетесь?

— Какой смех? Вы сами послушайте, что спрашиваете? С одной стороны, спрашиваете, знаю ли я методику преподавания предмета, в котором не специалист. Какой вам ответ нужен? Не знаю, конечно! А с другой требуете посещения ее уроков... Да как же мне на уроки ходить, если я не специалист в методике? В чем смысл вашего вопроса?

— А в том, что учитель оскорблен. Вы даже не побывали на уроке у нее, а категорию даете вторую.

— А то, что завучи ходили — не считается?

— Завучи — завучами, а вы — директор. Вы были обязаны посетить...

— Зачем? Даже замечание сделать не смог бы!

— Но тогда она не могла бы жаловаться на вас.

— Так вам надо, чтобы были объективные оценки ее работы или чтобы я посещал все уроки? Завучам-методистам вы не доверяете, выходит? Я вот своим заместителям доверяю...

— Это все демагогия. То есть, вы не можете объяснить, почему вот этому, — помахали анкетой, — первую категорию, а ей, — показали другую, — вторую?

— Я пытаюсь вам объяснить. У администрации школы такое мнение. Ясно? Что этот преподаватель достоин первой категории, а этот — второй.

— Нет, вы не понимаете... Она же будет жаловаться. Приедут комиссии. Будут проверять. И что? И докажут вашу личную неприязнь!

— Опаньки... Постойте, а это откуда? Какая личная неприязнь и к кому?

— Ну, раз она уже пожаловалась, то вот у вас и появилась теперь личная неприязнь...

Директор смотрел, не понимая:

— Постойте. Вы сами говорили на совещании, что надо выделить лучших из лучших. Дали на школу всего три первых категории. Мы изучили своих учителей. Приняли решение, кому присвоить это звание: «учитель первой категории». А вы теперь говорите, что надо было у кого-то отнять, а этой вот дать?

— Ну, зачем же отнимать? Надо было позвонить нам, договориться, мы бы выделили еще одну категорию...

— Да-а-а? А почему — именно ей? У меня есть еще много учителей, гораздо более достойных!

— Ну, они же не жалуются...

— Так. Погодите. То есть, теперь новая установка? Первая категория не лучшему учителю, а тому, кто жалуется? А если, увидев, что она жалобой выбила себе лишние двадцать рублей, остальные учителя тоже начнут писать?

— Вы утрируете. Такого не будет... А вот ей мы категорию дать должны. Давно работает. И не хуже, чем ее коллега.

— Да хуже, понимаете? Хуже!

— Но вы же не были на ее уроках? как же вы оцениваете?

— По результату. По отчетам завучей. По разговорам с учениками.

— Вы что, с ума совсем сошли? С учениками обсуждаете учителей?

— То вам демократию подавай и Совет школы избирай на конференции, то теперь — с ума? Вы бы поосторожнее со словами-то!

— А что это — поосторожнее? Нам теперь рот не заткнуть! Нет больше вашего горкома! — победно подняла голову заведующая гороно.

— Причем здесь горком? — в голос застонал директор. — Мы с вами сейчас говорим о другом совсем!

— Это вам кажется, что о другом! А нам — о том самом! В общем, мы возвращаем вам документы. Идите и готовьте новые характеристики. И ей — первую категорию.

— С чего бы это? — удивился директор школы. — Администрация школы свое мнение уже сказала и документы подписала.

— А с того, что условия присвоения категории вами лично нарушены. Вы-то на уроке у нее не были! Не были! — повторила заведующая, а методисты синхронно закивали головами, подтверждая ее слова.

— Покажите мне, где тут написано, что я лично должен посидеть на уроках у каждого?

— Вы под дурачка-то здесь не косите! Вам сказано: переделать документы!

— Извините, не буду.

— Тогда нам придется решать вопрос по-другому. Но эта учитель вашей школы первую категорию получит. Мы так решили. Правильно я говорю?

— Да, да, правильно, мы решили, а что он, в самом деле, а что жалко что ли..., — забормотали члены комиссии.

— Ну, тогда, видимо, вам придется искать и другого директора.

— Это вы пугаете, что ли?

— Нисколько. Мы решение приняли. Вы мой авторитет подрываете, принимая свое решение. Теперь каждый учитель поймет, что стоит прийти к вам, и все можно решить мимо директора. Так что, извините...

— Ничего, мы и без вас справимся! Тем более, завучи у вас опытные...

Первого сентября в этой школе был новый директор.



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Семью семь
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Анонимус Sun 02-May-2010 00:19:47  
     

Отлично



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100