Технология альтруизма
Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Любой возможный смысл этого текста прошу считать неслучайным. Исправлять данный текст может всякий, если он ему понравится. Того, кто, исправив текст, начнет распространять свой вариант, прошу подписать его любым удобным ему способом.

Другой альтернативы нет

(манифест альтерранина)

Призрак бродит по деревне — призрак альтруизма.

Деревня глобальная. Альтруизм — мертворожденная религия, давшая имя множеству вполне живых тел, групп и движений.

Эти движения — ради блага других — принесли людям многое: лекарства и болезни, революции и расстрелы, демократию и наркотрафик. И несут до сих пор. Вам плохо? Тогда мы летим к вам.

Альтруизм — «религия другого». Весь вопрос в том, где взять такого другого, чтобы ему не в падлу было служить и верить. Чтобы не получилось как всегда.

Смотришь рядом — есть люди, хорошие или плохие... Верить им? Служить им? А им это надо?

Если надо — служи и верь. Только кинут ведь. Эти, эти, хорошие. Уйдут. Полюбят другого. Умрут. Скажут: «Да достал ты уже этим своим альтруизмом!»

Найти Другого, вечного и верного? Найди. Служи и верь. Только помни — эти, хорошие и плохие, которые рядом — они тоже другие. И могут от твоей службы и веры пострадать.

Верить в себя? Служить себе? Вообще-то приходится — ну, чтобы хоть что-то делать. Ведь тот, кто совсем о себе не думает, просто вешает на других ответственность за свою жизнь.

Но если верить только в себя, служить только себе — змея съест свой хвост. Это замкнутая на себя бесконечность, Уроборос, даром никому не нужный — и прежде всего себе самому...

Такая вот альтернатива. Как говорят, другой альтернативы нет. Или есть?

Где взять альтернативы?

Есть шутка: «Люди очень любят стандарты. Именно поэтому их так много».

Да, мы постоянно изобретаем стандарты и нормы. А потом ищем им альтернативы.

Альтернатив много. Ну, вот несколько — от самых актуальных (и потому уже устаревших) — к самым вечным.

Димочка Билан или Сереженька Лазарев? Гламур или эмо? R'n'B или рэп? Intel или AMD? Windows или Linux? IBM или Mac? Рок или попса? СССР или США? Коммунизм или капитализм? Европа или Азия? Война или мир? Добро или зло? Быть или не быть? Да или нет?

Один вопрос. Вы уверены, что это — другие альтернативы?

Давайте посмотрим, что есть альтернатива. Дадим сказать это самому языку.

С русскоязычными людьми язык любит разговаривать...

Стоп. «Русскоязычные» — это не про Кровь и Землю. Это про Язык. Бывают русскоязычные русские, русскоязычные татары, русскоязычные чеченцы, русскоязычные немцы, русскоязычные американцы, русскоязычные китайцы, русскоязычные попугаи и скворцы, русскоязычные ракеты — космические и баллистические. Ну, такая вот штука язык — летучая...

Так вот, с русскоязычными людьми (а не с ракетами и попугаями) язык любит разговаривать через словарь Ожегова. Послушаем его.

Альтернатива — необходимость выбора одного из двух (или нескольких) возможных решений ||Нет альтернативы у кого-н., чему-н. (нет возможности выбирать).

Значит, других альтернатив не бывает — она (необходимость/возможность) или есть, или нет.

Но мы же так говорим? Мы что, нарушаем норму?

Нет. Мы создаем новую норму. Потому что мы их очень любим.

Так где же взять альтернативу?

Итак, нам нужно другое. Давайте даже так: нам нужно всё другое. Нам Нужен Другой Мир. Или вас в этом мире все устраивает? А чего вы тогда это все читаете?

Куда пойти, где взять другой мир?

Можно в космос. Но долго и дорого. Но можно.

Можно на войну. Но грязно и кроваво. Но можно.

Можно в океан. Но холодно и мокро. Но можно.

Можно под землю. Но темно и жарко. Но можно.

Обобщим идею. Идти нужно на границу. Причем лучше всего — на подвижную границу. На фронтир. На передовую. На передний край. И перелезать через эту самую границу.

Технология отработана. Миссионеры. Казаки. Пионеры. Разведчики. Водолазы. Летчики. Космонавты. Люди переднего края. Нужны люди фронтира.

Это должны быть свободные люди. И это должны быть ответственные люди.

Тут штука такая. Свобода — это еще и независимость. Независимость — это еще и безответственность. А ответственность — это еще и зависимость. А зависимость — это еще и несвобода.

Вывод: нужны люди, умеющие выбирать в каждом конкретном случае, что сейчас важнее — свобода или ответственность. Но при этом знающие подлинную ценность и того, и другого.

Для гиперответственного все свободные люди — отморозки или отщепенцы. Для гиперсвободного все ответственные люди — задроты или аддикты.

И еще. Это должны быть активные люди. Нам ведь действовать надо, не так ли?

Активные – это те, кто для гиперответственных – отморозки, а для гиперсвободных – аддикты. Для гиперактивных же просто ответственные – трусы, а просто свободные – тормоза. Или наоборот, неважно.

Итак, нужны активные, свободные и ответственные люди.

Где взять таких людей? Если только на другой Земле?

И остается все тот же вопрос.

В третий раз спрашиваю: где будем брать альтернативу?

Куда мы этих разведчиков посылать-то будем? Где фронтир? Где передовая?

Ну, с передовыми у нас, увы, проблем не бывает. Всегда можно найти. Но за ними ведь такая же земля и такие же люди. Не будет там Другого Мира.

А вы уверены, что надо непременно куда-то двигаться? Куда-то идти, ехать, лететь или стрелять (собой)? Ведь край Земли у нас под ногами — выше земли нет.

Мало ли людей находят передний край здесь и теперь? Наука. Сложно? Искусство. Еще сложнее? Мода. Поверхностно? Педагогика. Не для всех?

Да передовая всегда не для всех. Выбирайте сами, в конце концов. В крайнем случае, линии фронта нередко приходят сами, не дожидаясь ваших решений. Это же подвижные границы.

Так что давайте готовиться к тому, что если не мы придем в Другой Мир — Другой Мир придет к нам.

И знаете, какой скорее всего? Тот, что ближе всех. Другая Земля. Другие люди. Вот эти все — хорошие и плохие. All this people. Al.t.p. Alt + P. Отобразим A в квантор всеобщности, оттянем вертикаль плюса до квантора существования. Читаем: «Все другие суть люди». ∀|Alt ∈ p. Перетащим первый квантор в конец - получим «АльТерра». Альтернатива.

Давайте договоримся: хотите сменить мир — жмите Alt + P. Ребята, компьютерщики, сделайте так, чтобы от нажатия этих кнопок ничего не менялось — это ведь работа юзера. Ну, те, кто в «Опере», смогут установки поменять — ладно, выбор предпочтений тоже работа юзера.

И что мы с этим всем будем делать?

Ну хорошо, перешли границу. Зачем? Ведь, принеся себя туда, мы сделаем другой мир своим. Таким же, как этот. Потому и граница подвижная.

Правда, мы там станем другими. Иначе и ходить никуда не надо было бы.

Но слишком далеко от себя не уйти. А даже и уйдешь далеко — мир круглый, вернешься к себе же.

Мы останемся теми же — но станем собой больше, чем раньше. Больше — на пройденный путь. Главное — мимо себя не протопать. И друзей не потерять.

Есть дивная байка. Аристотель сказал как-то: «Платон мне друг, но истина дороже». Платон услышал это, кивнул и ушел. Вернулся через два месяца, грязный, мокрый и холодный, в руках – драный вонючий мешок. «Что это?» – спросил Аристотель. «Истина» – ответил Платон. Аристотель заглянул внутрь, подумал и сказал: «Платон, ты мне больше не друг».

Мы будем приходить грязные и вонючие. Для тех, кто сидит дома, это лишняя работа. Они будут называть нас отморозками, аддиктами и шилом в мешке (или они все время говорят про другое место?) – ну и что? Во-первых, они могут быть правы; во-вторых, никто не мешает нам в ответ называть их тормозами и трусами. Но без нас они не могут.

Так что, уходя в Другие Миры, становясь Другими — давайте возвращаться в исходную точку. Приходить в себя. Приходить к тем же самым другим людям. Они дают нам силы быть свободными и ответственными. Они — это мы. Мы — это они. Другие «я».

Мы уже здесь.

Другой альтернативы нет.

Земля, Россия, Тула, Н. Н<азаров>


Обсудить статью в нашем ЖЖ


Для печати   |     |   Обсудить на форуме



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100