Фонарщик
Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Виктор и Мария Партолога

(традиционные организаторы вечеров студенческой песни ЛЭТИ)

ДЛЯ ЧЕГО К КОСТРАМ УХОДЯТ ЛЮДИ?  1

Для любителей авторской песни проводятся концерты, вечера встреч, все больше становится передач на эту тему по радио и телевидению. Все это здорово, но везде между поющим и слушающим существует некий барьер: один - на сцене, другой - в зале; один - в студии, другой - перед экраном телевизора. Непосредственного общения в таких случаях не происходит, в основном это - монолог, причем несколько театрализованный - "работа на слушателя", в лучшем случае - ответы на записки из зала.

Неудивительно, что в такой обстановке самыми подходящими оказываются "забойные" песни, а серьезные и душевные остаются для общения в узком кругу, глаза в глаза.

Единственная для многих возможность пообщаться с любимыми авторами из других городов “вживую” - это слеты и фестивали авторской песни. Причем многие из них чересчур массовые (наиболее известные Грушинский и Ильменский фестивали собирают десятки тысяч человек). Кроме того, конкурсы на фестивалях делят приехавших на жюри (мэтров жанра), конкурсантов, рвущихся к наградам и известности, и пассивных зрителей. Тут "живое" общение хоть и возможно, но весьма затруднено.

Иное дело - небольшие слеты, преследующие совершенно иные цели, на которых “неважно, кто кого перепоет, а нужно, чтоб мелодия была”2

Мы хотим поделиться впечатлениями об одном из таких слетов. Называется он - "Костры". О "Кострах" прошлых лет мы были наслышаны немало, принимали участие в подготовке предыдущего слета, а вот побывать на нем довелось впервые.

В этом году "Костры" проходили под Йошкар-Олой. Многие наши знакомые недоумевали: "Ехать через полстраны куда-то в лес, чтобы провести там 5 дней? Что это за отпуск?" Но мы купили билеты, набили рюкзаки и покатили "подальше от начальства и хлопот"3 И не пожалели об этом.

Слеты "Костры" проходят нерегулярно, каждый раз на новом месте (первые "Костры" зажглись в 1989 году под Волгоградом, затем они прошли в 1990 году на Анастасиевских полянах под Туапсе, в 1992 году их принимали в местечке "Горячий ключ" под Краснодаром, в 1995 году - в Одессе, и вот теперь, в 1997 году - в Йошкар-Оле), но одно всегда неизменно - "руководящей и направляющей силой" всех слетов "Костры" является один из наших любимых авторов - Владимир Ланцберг, а также группа его друзей и единомышленников, входящих в неформальное объединение "Зеленая Гора". На слет приезжают их хорошие знакомые, а также знакомые этих знакомых, а может, и не очень знакомые, но просто хорошие люди, разделяющие основные идеи и принципы "Костров".

Слет "Костры" выгодно отличается от других слетов и фестивалей тем, что его делают сами приехавшие на него люди. Каждый может принять участие в работе на общую пользу, будь то художественно-оформительское, электро-, радио- и прочее техническое дело, кашеварение на общей кухне или охрана природы, педагогика (благо на слет многие приезжают с детьми), информационно-компьютерная, фото-, видео-, репортерская или любая другая творческая деятельность, а может, просто грубая физическая работа - копать, носить тяжести, пилить, вязать морские узлы, да мало ли еще что, важен сам процесс творчества. Главное, что каждый может найти себе дело по душе и товарищей в этом деле. Правда, на "Кострах" можно и просто отдыхать, но это, честно говоря, не так интересно.

Мы приехали на слет за день до его начала, а уехали на следующий день после его окончания, так что увидели все стадии слета - от установки самой первой палатки до снятия последних. Впрочем, конечно, начало было положено задолго до открытия слета: появлялись спонсоры, хозяева из Йошкар-Олы (Детско-юношеский спортивно-туристский центр "Азимут" и его руководитель Ринат Газизов) выбирали место проведения, обновлялась матчасть, рассылались приглашения. В этой работе принимали участие многие сторонники идеи "Костров", хоть и не все из них потом смогли приехать.

А для нас слет начался на перроне Йошкар-Олинского вокзала, где нас встретили люди в приметных красных кепочках с надписью "Костры". Мы погрузились в автобус вместе с приехавшими накануне и отправились на место будущего лагеря.

Поляна для слета была выбрана очень удачно, почти со всех сторон ее окружал протекающий ручеек, небольшое озерцо могло служить купальней, окрестный лес стремился одарить земляникой и грибами, а родничок поставлял питьевую воду. Кое-где на поляне тоже зеленели кусты и деревья, под которыми, как грибы, стали расти наши палатки. И вот уже встали штабная и медицинская палатки, комендантская кухня и мастерская, под большими соснами поставили сцену-парашют, рядом приютилась радиопалатка. Ближе к вечеру наладили освещение, и вот уже все было готово к встрече остальных костровитян.

Около полуночи приехала целая делегация из Екатеринбурга, проявившая чудеса сноровки при установке палаток в темноте (в отличие от нашего родного Петербурга, ночи в Марийской республике темные и холодные). А наутро жизнь закипела-забурлила. Автобусик, курсировавший между Йошкар-Олой и поляной, запыхался от множества рейсов, люди все приезжали и приезжали - знакомые лица, незнакомые, радостные улыбки, объятья, расспросы. Но при этом каждого прибывшего не забывали зарегистрировать в штабе, внести его адрес в компьютерную базу данных, одарить визиткой "член жюри" и ограбить в пользу "костробанка" на некоторую сумму, исходя из желания и возможностей ограбляемого. Некоторые вносили плату "натурой" - от дискет до пакетов с супами, все годилось. Мы сделали свой, пожалуй, самый весомый (в прямом смысле слова) взнос - фотоувеличитель, отчего рюкзак приятно полегчал.

При регистрации каждый отвечал на вопрос, чем бы он хотел заниматься на слете, и выбирал район дислокации. Районы различались по цвету табличек с номерами палаток: "Розовый мир", "Желтый цыпленок", "Синий перекресток", "Зеленая лампа". Народ сразу же окрестил березы в центре "Желтого цыпленка" желтыми, а на "Синем перекрестке" - синими. Чтобы легче было найти нужного человека, художники изобразили план поляны, который соседствовал на информационном стенде со списком приехавших и местом их временной "прописки".

Репортеры занялись своим прямым делом. В их ряды влились Ваня Чудиновских (Екатеринбург, 11 лет) и Боря Ланцберг (пос. Тюменский, 11 лет), которые с гордым видом осваивали диктофон и брали свои первые интервью. Компьютерщики налаживали свою технику, радисты - свою. В тот же вечер состоялся пробный концерт, который так и назывался "Проверка аппаратуры". В нем принимали участие все желающие. Аппаратура, изготовленная полукустарным способом, показала свой капризный характер. После концерта родился афоризм: "Аппаратура проверена. Не работает". Однако уже на следующий день, благодаря усилиям радиоумельцев, все было налажено. И на вечерних концертах "Пристрастия "Зеленой Горы" и "Ретроспектива слетов "Костры''" внимание слушателей было сосредоточено не на качестве воспроизведения, а на содержании.

В тот же день слет был торжественно открыт. Под звуки песни Сергея Минина "Греются люди, сойдясь над кострами, пламенем слов..." на главную мачту поднялся флаг, а вокруг него затрепетали вымпелы с названиями городов-участников, а их был не один десяток: Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Самара, Набережные Челны, Йошкар-Ола, Волгоград, Обнинск и даже Иерусалим и Ганновер. Бывшие наши земляки специально планируют свои отпуска так, чтобы приехать на этот слет.

А самое интересное началось день спустя. Слет "Костры" недаром так называется. Он и в самом деле состоит из нескольких тематических костров. Любой человек, приехавший на слет, может стать "костровым" - заявить свой костер на какую-нибудь интересующую его тему. Нужно только придумать название, нарисовать плакат и на линейке представления костров разрекламировать свой костер. Если наберется более трех человек, которым близка эта тема, то такой костер "загорается". Штаб посылает в помощь костровому своего комиссара, который ведет протокол всех выступлений.

На этот раз было заявлено 9 костров: "Молитва" (костровой Гелена Гросман, Ковров), "Алый парус" (костровые Сергей Тишин, Москва и Евгения Ланцберг, пос. Тюменский), "Категорийная  4  (т.~е. туристская) песня" (костровые Леонид Басов и Татьяна Кумаитова, Екатеринбург), "Лягушатник" (песни для детей, костровые Елена Солоницына и Александр Гинзбург, Санкт-Петербург), "Забытая песня" (костровой Лев Юфит, Санкт-Петербург), "Крыса" (костровой Илана Пастернак, Иерусалим), "Дело в шляпе" (костровые Олег Городецкий и Игорь Белый, Москва, Константин Афанасьев, Наро-Фоминск), "Когда мы вернемся?" (костровой Александр Пастернак, Иерусалим), и "Песни дороги" (костровые Мария Кигель, Москва и Татьяна Гольцман, Казань). Последние две темы оказались близки, и в результате эти два костра слились и представили единую программу на Главный концерт.

Все костры располагались в разных местах поляны и работали одновременно. Некоторые люди сразу выбрали себе костер и сидели там от начала и до конца, другие (как мы, например) бродили между кострами. Мы постарались посмотреть по кусочку работы каждого из костров и в двух приняли участие, так что еще до Главного концерта могли делиться впечатлениями, сравнивать и оценивать.

Результатом работы каждого костра должна была стать получасовая программа из стихов и песен, прозвучавших на нем. И все шло бы по намеченному плану, если б не костер "Дело в шляпе" (или "Бардовская рулетка"). Идея этого костра была весьма оригинальной. Организаторы предложили всем собравшимся на их костер написать некую тему на бумажке и бросить ее в специально приготовленную шляпу. Далее записки наугад вытаскивались из шляпы и на заданные темы составлялись цепочки ассоциаций из песен и стихов. Эта система оказалась очень интересной и плодотворной. Обсуждение было отброшено в сторону. На костер участники представили рекордное количество (около 120) номеров, из которых не было никакой возможности отобрать 6--7 для получасовой программы. Поэтому решено было на суд зрителей на Главный концерт вынести примерно половину прозвучавшего на этом костре.

Песни, не прошедшие на Главный концерт, но понравившиеся костровым или вызвавшие неоднозначную реакцию, были включены в концерт "Протеже костровых", плавно переходящий в концерт спорной песни "Страсти-мордасти".

Главный концерт продолжался около шести часов. Программы костров сменяли друг друга, фотограф слета Михаил Басс показывал слайды, отснятые и проявленные тут же на слете. "Звездой" слета стала Наталья Масленникова, которая участвовала во всех концертах, а на Главном концерте спела шесть (!) песен в программах разных костров. Завершало Главный концерт отделение "Дело в шляпе", которое продолжалось почти столько же времени, сколько все остальные выступления, и несмотря на то, что оно закончилось около двух часов ночи, к этому времени большинство зрителей не ушло и не заснуло, а заинтересованно слушало.

Так же, как и на самих кострах, на Главном концерте каждый зритель - член жюри. Он мог проголосовать за понравившиеся ему номера с помощью зрительской анкеты. По результатам этого голосования будет составлен сборник "Костры-97". Такие сборники делаются энтузиастами по окончании каждого слета. А также в архивах "Зеленой Горы" остаются магнитофонные, а теперь и видеозаписи, фотографии, слайды, компьютерные программы, а в памяти - люди, лица, песни, стихи...\

А еще на слете были моноконцерты наиболее интересных авторов и исполнителей. В них принимали участие: Анатолий Акуленко (Екатеринбург), Елена Бушуева (Екатеринбург), Ольга Макеева (Санкт-Петербург), Константин Афанасьев (Наро-Фоминск), Олег Городецкий (Москва), Ольга Чемирзова (Самара), Владимир Рябов (Самара), Александра и Валерий Чудиновских (Екатеринбург), Наталья Масленникова (Екатеринбург), Дмитрий Авилов (Москва), Игорь Белый (Москва). Маленьким подарком стал приезд Дмитрия Бикчентаева (Казань), тут же включенного в программу моноконцертов. Были также игра "Что? Где? Когда?", традиционно проводимая на слете известным знатоком Михаилом Бассом (Санкт-Петербург), концерт Владимира Ланцберга, аудио- и компьютерные сеансы записи и перезаписи, семинары педагогов и компьютерщиков. Ну и, конечно, песни у ночных костров.

И вот уже настал последний, пятый день слета. Прощания, расставания... и уборка территории от мусора (которого оказалось так мало, что удивился даже главный эколог слета Борис Жуков), прощальная линейка, на которой флаг слета не захотел спускаться с мачты и пришлось сразу же открыть следующий, шестой слет "Костры". А значит, он непременно состоится, и мы еще, конечно, встретимся...

Hас разведут городские квартиры,
Дни и дела.
Старые угли от серого мира
Скроет зола.
Hо возвратится песня, и к теплу тянешь ладонь,
Боги огня потихоньку раздуют огонь   5 


1   {Леонид Семаков "Зеленогорбые верблюды"}

 

2   (Юрий Устинов "Когда рассвет за окнами встает"}.

 

2   {Юлий Ким "Дорожная"}".

 

4   {Имелись в виду категории походов}

 

5   {Сергей Минин. "Посвящение КСП".}


Для печати   |     |   Обсудить на форуме

  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2000—20011.
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100