Фонарщик
Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Владимир Ланцберг

Кому эта радость - "Костры"?

Опыт социотехнического проектирования.


I. К ИСТОРИИ ВОПРОСА.

История начинается с географии: дело было в 25 км от Туапсе (это скорее Краснодар, чем Турция, хотя все уверены, что Китай) летом 1987 года. В лесу, в горах, на ручье Кабачок нами (группой товарищей) проводился социопсихологический семинар для руководителей клубов самодеятельной песни (КСП) одной большой страны (СССР). Цель - показать, что в рамках движения КСП существуют самые разные по своим нравственным ценностям клубы - настолько разные, что объединяющий их интерес к песне не способен не только по-настоящему их объединить, но даже бессилен перед их взаимными конфликтами и "языковой" разобщенностью. А попытки организовывать единые мероприятия (слеты, семинары, творческие мастерские), единые для всех, обречены на низкую эффективность из-за того, что нечто, интересное для одних, может быть совершенно безразлично для других, и не может быть единого стереотипного "джентльменского" содержательного набора соблазнов для всех. Иначе говоря, нужна адресность, а прежде - понимание самой идеи, суть которой в том, что на базе любого интереса, будь то старые автомобили, новые компьютеры или вечно молодая литература, возможно кучкование в принципе необъединяемых людей, и все попытки загнать их в одно стойло, не разбирая менталитетов, обречены. Подробнее об этом - в нашей с М.Б. Кордонским книжке "Технология группы".

И вот в ходе семинарской деловой игры посреди буйства субтропической зелени образовались несколько КСП: функционерский "Зеленый поезд", коммунарская "Зеленая гора", творческая "Зеленая лампа", клуб исследователей жанра "Зеленая карета", школа гитары "Зеленоватые слегка" и клуб, попытавшийся объединить достоинства всех направлений - "Зеленая радуга" (бр-р!), впрочем, естественно, распавшийся на третий день.

Как и ожидалось, самыми сплоченными оказались "Гора" и "Лампа"; они не распались после окончания семинара. "Лампа" влилась в "Гору" и с "примкнувшими к ним..." образовала "Зеленую гору" - но уже не игровой клуб, а деловое содружество. И беря в руки сборники песен Кукина, Клячкина, Круппа, а также автора этих строк (изданные или те, что появятся в скором будущем в издательствах Москвы и Питера), знай, читатель, что в них есть доля труда многих и многих "горцев", собиравшихся в летних трудовых лагерях и на зимних сборах в 1988-1996 годах. И не только в книжках, ибо "Горе" всегда было не столь важно, чем заниматься, сколь - с кем вместе. И сейчас "Гора" жива и действует - и в рамках старых направлений и проектов, и вокруг новых идей. Ибо создавалась не как попало, а - см. рекомендации "Технологии группы".

И вот однажды летом 1988 года возникла идея "своего" слета - для себя и себе подобных. Ибо многих не устраивали ни атмосфера, ни к.п.д. известных подобных мероприятий. А эталоном для сравнения послужили атмосфера и к.п.д. "наших" сборов 1987-1988 г.г.

II. ПРЕДИСЛОВИЕ.

И началось социотехническое проектирование. В нашем случае оно выразилось в тех словах, которые в огромном количестве были сказаны и написаны перед тем, как был проведен первый слет. То есть, мы начали с предисловия. Вот эти слова.

1. Для кого мы делаем слет?

Для себя и таких, как мы.

Кто мы и какие?

Мы - добротные полуинтеллигенты и их дети. У взрослых, как правило, есть высшее образование. Авторская песня для нас - не столько предмет искусства, сколько условный знак и носитель ценностей. Принимается также определение, данное Б.Окуджавой, - "думающая песня для думающих людей". Ибо мы - думающие.

Мы раскрыты вовне. Высший кайф - сделать что-нибудь хорошее для другого человека. Попав в новую компанию, "наш" человек первым делом спрашивает:

- Чем я могу помочь?

Мы - коллективисты: любим что-нибудь поделать вместе, вместе решать деловые и творческие задачи, вместе обсуждать проблемы и принимать решения, по очереди руководить... Не приветствуем деления на "белых" и "негров" (предпочитаем все числиться в "неграх"), "талантов" и "поклонников". Не поощряем привилегий (для "более равных" среди прочих).

В человеке особенно ценим не красоту или силу, не национальность или финансовую состоятельность, не должность или талант, а порядочность и надежность. Видимо, поэтому общаться предпочитаем не в салонной обстановке, а в процессе напряженной работы, в условиях, близких к экстремальным.

Нам гораздо важнее, в какой компании делать дело, нежели то, какое дело именно - во всяком случае, на досуге.

Мы любим природу, но странною любовью - не в виде букета в вазе, а - "а натюрель", то есть - в районе произрастания и в местах естественного размножения.

Мы уважаем друг друга (да и вообще априори любого человека), посему не перебиваем чужой разговор и не мешаем чужому пению.

Не любим "выступать", но ценим душевный разговор, в том числе и в песне.

Все это можно назвать нашим социопсихологическим портретом (понятно, неполным). То, что мы таковы, естественно, не означает, что мы лучше других, но лишь - что мы таковы, странности свои осознаем и менять не собираемся.

2. Чего мы хотим от слета?

Чтобы нам было хорошо.

А если на слет попадет "не наш" человек - может ли ему быть плохо, а если да, то идем ли мы на это?

Может. Но - идем. При этом стараемся "чужих" не звать, а также всех подряд предупреждать, чего от слета можно ожидать, а чего не следует.

Какие задачи возлагаем на слет?

Психотерапевтическую: "потереться" о своих, убедиться, что нас еще не так мало, воспрять духом.

Информационную: обменяться новостями и опытом, вообще всякой информацией; услышать новые стихи и песни...

Самоактуализационную: реализовать свои способности в психологически комфортной обстановке. Сделать что-нибудь приятное и полезное для других.

Коммуникационную: найти родственные души, партнеров для грядущих авантюр (великих дел, если угодно), друзей или даже спутников жизни.

Какие потребности должен удовлетворить слет и насколько?

По сетке из "Психологического справочника школьного учителя":

на биогенном уровне (поесть, переждать непогоду, увеличить численность племени) - нет, вернее, если да, то вопреки или помимо слета: не для того он предназначен;

на гедонистическом уровне (то же, но кайфово) - нет;

на коммуникационном уровне (почувствовать себя членом стаи, причем, не хуже других) - да, довольно прилично;

на духовном уровне (самоидентификация, поиск смысла жизни, саморазвитие и т.п.) - по максимуму;

на высшем духовном уровне (потребность отдавать себя другим) - по максимуму.

По сетке, используемой автором этих слов при проектировании им педагогических и иных систем:

удовлетворение материальных потребностей - от нуля до приличного отрицательного значения, что вообще говоря, согласуется с менталитетом участников и условием неформальности;

удовлетворение духовных потребностей - да, весьма;

удовлетворение потребности в самореализации - то же;

удовлетворение потребности в самоутверждении - пропорционально самоотдаче;

удовлетворение потребности в психологическом комфорте - по максимуму.

Вопросы функционального порядка:

должен ли слет развлекать? - не то чтобы должен, но - может постольку-поскольку, не в ущерб более важным задачам;

должен ли он развивать способности? - то же, что и предыдущий пункт;

должен ли он обучать чему-либо? - то же;

должен ли воспитывать в нравственном плане? - да, безусловно!

Это, так сказать, главные вводные данные.

3. Каким он должен быть по облику, содержанию и формам работы?

Теперь уже можно сказать - есть, ибо с тем или иным успехом все запрограммированное получилось.

Предоставляю читателю возможность самому соотнести те или иные параметры и характеристики слета с конкретными положениями вводных.

Лирическое отступление: слет получил название - "Костры".

Слеты проводятся не регулярно раз в период, а по мере возможности и готовности: мы не функционеры, считающие, что надо получить "галочку" любой ценой.

Инициатива организации очередного слета может исходить от кого угодно. Проведению слета предшествует ряд тусовок в городах, где группы актива наиболее многочисленны (в разное время это - Москва, Петербург, Екатеринбург, Харьков, Одесса...) По итогам тусовки активу рассылаются письма, в которых сообщается, кто участвовал (это важно для оценки легитимности тусовки), кто что предложил, что предлагается обсудить всем. Тусовка повторяет все основные пункты проектирования - цели и задачи, программу, организацию, плюс взгляд на слет с точки зрения меняющегося времени (стиля, ценностей, технологий) - что изменить, добавить, отвергнуть. Учитываются старые ошибки и новые пожелания.

По результатам нескольких тусовок вырисовываются контуры очередного слета, утверждаются координаторы, определяются место, сроки, команда, источники финансирования...

На слет приглашаются не клубы (и т.п.), а отдельные конкретные люди; не по признаку принадлежности к движению КСП или жанру АП, а, практически, любые. Клубы слишком разношерстны внутри себя, а границами движения не исчерпываются наши интересы к тем или иным персонам.

Если среди приглашенных (прибывших на слет спонтанно) и есть известные персоны, никаких благ и привилегий им не сулят. Да их и не бывает, как правило.

В рассылке подробно объясняется, что такое - "Костры"; кому на них бывает хорошо, а кому - плохо. Предлагается, прежде чем позвать с собой знакомого на свой страх и риск, прикинуть, будет ли ему там хорошо и будет ли хорошо с ним рядом другим "костровитянам".

Индивидуальным ("штучным") характер работы с участниками остается на протяжении всего слета. Каждый может зарегистрироваться в штабе и узнать адрес любого другого участника. Около штаба стоит стенд с генпланом слета, на котором нанесены географические названия частей территории. Каждая палатка имеет свой номер и, соответственно, адрес, и по спискам (кто-кто в каком теремочке живет) можно найти знакомых и незнакомых. Последняя идея - писать, у кого какие интересы (педагогика, компьютеры, научная фантастика и пр.).

Слет финансируется, в основном, на основе добровольных взносов участников и сочувствующих. То же касается матчасти: по ней можно изучать географию, как минимум, СССР. Соответственно, участники сборов по подготовке слета - отовсюду.

Сам слет также ходит-бродит, оказываясь ближе попеременно то к одним, то к другим его завсегдатаям - Волгоград, Краснодар, Одесса, Йошкар-Ола... Команда - всегда сборная: Россия, Украина, Белоруссия, Кыргызстан, Израиль, Германия...

Численность - от 200 до 1000, но не больше. Предпочитаем увеличивать количество слетов, чем посадочных мест на них.

До 40% участников - дети до 18 лет. Так получается отчасти из-за того, что среди "наших" много педагогов или педагогически озабоченных, а также многодетных. Самый большой слет - 890 участников (из них - 380 детей) из 89 населенных пунктов земного шара.

"Сухой" закон, строгая экология.

Первое мероприятие слета - концерт со свободным микрофоном.

Одно из главных мероприятий - трудовой десант, зачастую экологический: приходим на грязное место, оставляем чистое.

В штате слета порядка 200 рабочих мест. Поработать в команде может любой желающий от минимума до максимума времени. При этом он чувствует себя уже не гостем, а хозяином на слете и потом нередко вливается в актив организации следующего.

Есть Главный концерт и подобие отборочного конкурса, но нет привычного жюри с "генералами". Каждый участник может организовать свой отборочный пункт ("костер"), но обязательно - с какой-нибудь идеей, отличительным признаком. Жюри - все присутствующие. Механизм отбора - свободный диалог и итоговое голосование, но лучше (и, надо сказать, чаще) - решение на основе консенсуса.

"Костер", собравший более 30 человек, подзвучивается мобильной автономной системой звукоусиления, так что человек с тихим голосом, дефектами речи и отсутствием сценических навыков становится слышен всем. Обстановка самая комфортная; начинают говорить даже те, кто до этого всегда молчал. Начинают котироваться не только выступающие, но и просто имеющие нетривиальное мнение - расширяется социальная база актива слета.

"Номером" может быть не только песня, но и стих, короткая проза, рассказ, авторский рисунок, пантомима - все, что уместно и интересно. Опять же расширяется база...

На Главном концерте каждый желающий получает анкетку, в которой отмечает или протыкает клеточки с номерами (цифры вывешиваются и меняются по ходу программы рядом со сценой). По результатам обработки анкет к следующему слету выпускается сборник лучших номеров предыдущего. Других призов, званий - нет.

Мелькают знакомые лица: известные журналисты, чтогдекогдашники, серьезные ученые, управленцы, бизнесмены... Поют под гитару, собирают бумажки-стекляшки...

Лиц с тупым выражением нет - такое впечатление.

Тусовки и конференции - компьютерщиков, педагогов, толкинистов...

Один компьютер работает на штаб, другой - только на обмен информацией: тексты песен, педагогические разработки, развивалки-обучалки... Можно привезти пустые дискеты, а можно и полные.

В командах нередко работают дети. А однажды пресс-центр был исключительно детским. Слоняющихся детей практически не видно; малышня - не в счет.

Возникают сборные творческие коллективы из людей, ранее не знакомых друг с другом. Жалуются на нехватку времени. На нее жалуются все.

За четыре слета - один вынесенный за пределы территории пьяный, трое выгнанных за порубку зелени ПТУшников, один случай замечания за чересчур громкое пение. После слета под Краснодаром (3 дня, 500 человек) экологи полчаса убирали территорию "Костров" (мусора на биваках либо не было совсем, либо он был собран, тщательно упакован в пакеты и оставлен на видном месте) и полтора часа - территорию, где сутки резвилось 100 человек из одного краснодарского лицея. После волгоградского слета (300 человек, повышенная пожароопасность) комендантом было обнаружено всего 3 (три) кострища, сделанных не по правилам. Это, видимо, характеризует культурный уровень слета.

Примечательно и то, что на самом маленьком слете под Одессой не ощущалась его малочисленность: выступлений было много и все - интересные. "Простой" советский человек, освободившийся от комплексов и не чувствующий давления на мозжечок стоящего рядом мэтра, расцветает и оказывается порой весьма непростым и прекрасным. Наоборот, случайно оказавшаяся на слете бард-звезда первой величины (многими, кстати, любимая) заметно выпала из стилевого ряда слета по причине "выступать", а не "разговаривать" песней. Курьез!

III. ПОСЛЕСЛОВИЕ.

"Костры" - слет, "выращенный в пробирке", что, как выяснилось, само по себе еще не есть плохо. Наоборот, будучи адресным, он обрел комфортность, высокий к.п.д. для своей "клиентуры" и общую престижность и авторитетность в мире КСП.

Многие после "Костров" на другие слеты ездить уже не хотят (по их выражению - "не могут"), и это не удивительно.

А кто-то "не может" на "Костры" - и это правильно. Главное -

МЕСТА НАДО ЗНАТЬ!

(С ударением на последнем слове.)

Когда-нибудь, если удастся, я напишу книжку об алгоритме социотехнического проектирования. А пока прилагаю таблицу с примерной схемой.





Для печати   |     |   Обсудить на форуме

  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2000—20011.
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100