Фонарщик
Оглавление раздела
Любите детей долго и нудно!

Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

В. Ланцберг

Республика мастеров

В мае 1982 года в посёлке Тюменском появился коммунарский детский клуб. Своим рождением он был обязан педагогу-организатору ЖЭУ посёлка Владимиру Исааковичу Ланцбергу и его жене Ирине. В клуб приглашались учащиеся 5-6 классов, в том числе, и, быть может, даже в первую очередь, так называемые «трудные».

Имя

Я приготовил имя клубу заранее — «Республика мастеров». И даже две стенгазеты выпустили под этим заголовком. Но вот слышу разговоры:

— «Фонарщики» так не поступают!

— Это — дело не для «фонарщика».

В то время любимой была песенка о фонарщике, зажигающем для людей звёзды и отдающем каждой из них частичку себя. И вот, когда через месяц после открытия клуба зачитали все названия, написанные на листке, провисевшем весь месяц на стенке, ребята решили:

— «Фонарщик!»

«Клуб маленьких фонарщиков» вырос за два года и исчерпал себя. В последний вечер летнего лагеря под песню и слёзы был спущен клубный вымпел. Каждому предстояло найти свою дорогу. Все понимали, что так надо, что нельзя вечно быть детьми. Кто-то ушёл, кто-то остался руководить кружками. Пришли новенькие.

Флюиды ли клубного духа витали в воздухе или ещё что-то, только новенькие, не спросясь у взрослых, организовали клуб. Уже были дела, уже вырисовывался коллектив, но не было имени. Родилось оно в спорах и муках, а «виной» тому опять была песня: «Зелёная гора». Почему выбрали такое имя? На вечнозелёных туапсинских горах мы лечили деревья, разбирали завалы на ручьях и чистили тропы. Там учились мы взаимопомощи и искренности, там мы учились любви к Родине не на словах, а на деле. Наши горы — это тоже Родина.

Но вот однажды мне звонят:

— Всё хорошо, только смените название.

— Почему?

— Оно ни к чему не зовёт. Возьмите лучше «Факел» или «Дружбу». Или «Искорку».

Я сказал, что не играю в самоуправление. К имени «Зелёная гора» привыкли. Следующий клуб был «Светлячок». Помните, в песне: «Светлячки открыли огонь по Ночи». Члены клуба «Светлячок» плотничали, разгребали снег во дворе, ремонтировали телевизор в московском Доме ребенка, когда проводили в Москве трудовые сборы. Это наш «Светлячок» вынес на своих плечах половину работы по организации слёта самодеятельной песни в начале минувшего мая. Круглосуточно дежурили ребята, охраняя лес, трогательно заботились о двух сотнях гостей.

Дело

Именно дело способно научить, сдружить, выявить, кто чего стоит. Дело, которое ты делаешь не для себя, а для людей, пусть незнакомых. Коммунары собирали яблоки в совхозе, сажали капусту, стерегли сад и орешник в летних лагерях. У себя, в посёлке Тюменском, дёргали амброзию 1, водили в походы школьные классы, ремонтировали детсадовскую мебель. Делали игрушки и даже довольно сложные электронные блоки для поселковой амбулатории. Да и клубное оборудование, в основном «б/у», то есть бывшее в употреблении, восстановлено и бережно используется ребятами. Столы для фотолаборатории собирали из обломков школьных парт, украшенных «фресками из жизни». Соскабливали, затирали «фрески», краснея от стыда за творчество своё и себе подобных. Зато с какой радостью закрашивали свежей краской.

— Дай я! Дай я!

И уже два года стоят столы, как новенькие.

Сделав дело... Да, сделав дело, необходимо поговорить о том, кто как сделал дело, что не получилось и почему. О том, какие дела нас ждут завтра и через полгода. Возможно, кому-то за особые «заслуги» следует выдать путёвку в «санаторий». «Санаторий» — хуже всего. Это когда все работают, а ты такого права лишён — в наказание: это когда в походе другие несут твой рюкзак.

В разговоре выясняется, кто что о ком думает. И иной раз достаётся крепко. На разборе в летнем лагере 1984 года больше всех досталось мне. Было за что. Не могу сказать, что потерял тогда авторитет, за него приходится бороться, стараться изо всех сил. Всегда. Приходится доказывать, что не в возрасте твои заслуги, а в делах и поступках.

А однажды меня освободили от работы на неделю решением общего сбора клуба. И неделю я приходил на работу отбывать часы (для начальства), а делать ничего не мог: дисциплина!

Законы

Давно уже не висят на стене законы коммунарского клуба. Многие и так знают, что нельзя без надобности рубить зелёные деревья, нельзя суетиться во время песни, перебивать говорящего, опаздывать, обманывать. Все знают, что дело надо доводить до конца, а новичкам помогать. И ещё множество «надо» и «не надо». Посудите сами: одно дело, когда «надо», потому что на стенке написано, а другое дело, когда приходится доказывать новичку целесообразность нашего закона.

Очень важно для наших ребят научиться отстаивать свои принципы. И не менее важно — научиться уступать товарищу, если спор непринципиален. Один из законов клуба — единогласие в принятии решений.

Когда мнения расходятся, кто-то кого-то должен переубедить. И бывает так, что один переубеждает всех остальных.

Как-то в летнем лагере туринструктор Дима Ржепишевский должен был подготовить поход. И накануне, поздно вечером, на совете коммунаров выяснилось, что поход срывается. Что делать? Последовало предложение одного из взрослых: Диму отстранить на день от работы, поход отложить на три дня, организацию поручить другому инструктору — Вере Ильиной. Опрос мнений по кругу: все согласны. Последним говорит семиклассник Гера Пикулин:

— Диму «разгрузить», поход перенести, а провести его должен... Дима.

— Как, ты не оговорился? Почему Дима? Он же завалил...

— Если он не проведёт поход, он ничему не научится.

И все присоединились к мнению Геры.

Кто принимает решения? Раньше правом голоса обладали все члены клуба. Но чтобы стать членом, надо пройти проверку, которая длится иногда несколько месяцев. А если ты, член клуба, на полгода «выпал из обращения» — мало ли что! — и вдруг пришёл на общий сбор, и надо принимать решение, а ты не в курсе? Чтобы не было таких сомнительных ситуаций, стали в начале каждого сбора быстро выяснять, как каждый из присутствующих провёл неделю. И, соответственно, наделять правом голоса или не наделять.

И ещё. Я отказался от решающего голоса. Вообще ни один человек в клубе не имеет такового. Так решили ребята. Мне стало труднее: приходится рассчитывать только на умение убеждать. И всё же я ни разу не пожалел об этом, и клуб меня ни разу не подвёл. Ведь никто уже не может поступить вопреки нашим нравственным принципам.

«Трудные»

Запомнились слова Серёжи Смольева, инструктора ГК ВЛКСМ (ныне второго секретаря), сказанные на одном из совещаний:

— Такое ощущение, будто мы едим чёрствый хлеб.

Купили буханку, а в доме ещё вчерашний. Жалко выбрасывать — едим его. А сегодняшний — завтра… Так и с ребятами: бросаем все силы на «трудных», а младшие тем временем «дозревают», «черствеют».

«Трудные» — какие они? Есть такие, «трудность» которых не вина, а беда, и ничего тут не сделаешь. Есть ребята просто замечательные и даже вполне «лёгкие», которые просто когда-то поддались соблазну и совершили проступок. И попали в число «трудных». А есть вполне благополучные вроде бы, но трусливые, хитрые и подловатые. Такой может хорошо учиться и речи говорить правильные, да и воровать не полезет — не дурак, а вот человек из него... Такие — самые трудные для меня. С некоторых пор я стал приглашать в клуб первоклашек и даже дошкольников. Чтобы не есть чёрствый хлеб. А какая тут статистика? Кто сосчитает несорванные замки, невыбитые стекла, непоставленные «фонари»? Старшие из «светлячков» перешли в шестой класс.

* * *

Все пять лет учёбы в Новосибирском электротехническом институте Пашка Слюсарев ходил с гитарой в 1-й детдом. Водил ребят в походы. Лена Воробьёва и Толик Яуров комиссарили в лагерях. Лёша Степанов не раз водил новичков в походы. Виталик Киреев- вечный «главный механик». Кто может восстановить из праха самый безнадёжный автомобиль? Кто способен объездить и усмирить машину любой породы? Конечно же, Виталик.

Кем бы они ни стали, вокруг них всегда будут ребята. Студентами, молодыми инженерами и учителями приезжают к нам Дима Ржепишевский, Маша Игнатова, Рая Галяс из Одессы, Света Жидкова из Ульяновска, Вера Ильина и Андрей Пхайко из Москвы, Женя Гук из Днепропетровска. Сейчас каждый из них — руководитель детского клуба.

Мои коммунары ведут огонь по Ночи... Недавно в «Учительской газете» прочёл про «Комплекс» — клуб Андрея Пхайко.

1 Амброзия — растение, злостный сорняк, вызывающий аллергию.

Газета «Ленинский путь» (Туапсе).

1987, 15 августа

Откорректировано Н. Жуковой, 15.11.2008


Для печати   |     |   Обсудить на форуме



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2000—2011.
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100